Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Город

Бескрайняя гладь воды. Мелкая рябь. После шторма.

Унесло лодку. Где мы? В ловушке тишины…

Обеими руками вцепившись в уцелевшее весло, принялась грести. Глупости. Расплакалась. Зашевелилась мокрая брезентовая накидка. Показалась всклокоченная голова. «Не надо», — произнес. Много ли он знает, надо или не надо. Мой муж.

Усилился ветер. Опять? Понес лодку. Вперед. К скалам. Ладно. Вдруг за ними — жизнь? Простая. С пресной водой. И едой. Любой. Голодно. «Сникерс» съели рано утром. Проглотили, не жуя. Дураки.

Через какое-то время увидели скалы. Тесно прижавшись друг к другу, они развернулись к нам плотной стеной. Их заснеженные макушки уносились ввысь, подпирая самое небо.

Скалы вглядывались в нас черными впалыми глазами. Вздернутые брови, полураскрытые рты… Уродливые каменные лица. Природа подшутила.

Сколько их, лиц? Десять? Двадцать? Мы сбились со счету. Множество.

Обо что-то гулко и тяжело стукнулась лодка. Наклонились. Увидели тело, к нам спиной. Прибило ветром. Подняли на борт. Зачем? Надеялись найти что-нибудь ценное в карманах. Может быть, еду…

Мертвая женщина была одета в пальто. Лето. Жара. Она утонула не так давно. Этой ночью? В шторм?

Перевернули ее. И я увидела себя. Истошно закричала.

Проснулась в холодном поту. Утро началось.

 

* * *

Заголосили на лестнице. Набросила халат, подошла к входной двери, глянула в «глазок». Грязная фуфайка, засаленные брюки, дырявые башмаки. Груда старой одежды поперек узкой лестничной площадки. Склонившись над этим хламом, орут старуха-соседка и ее дочка. Значит, лежит зять-муж.

Невнятное бормотание. Мне не слышно. Но я предполагаю. Пропил елку? Истеричное завывание в ответ. Сумасшедший дом. Мне бы привыкнуть. Пора съезжать.

До Нового года три дня. И двадцать адресов. Управимся.

Включила утюг. Разложила на столе костюм Снегурочки. Старый костюм. Потрепанный жизнью.

Залатала дырку. Пришила бисер. Приклеила конфетти. Засверкал, заискрился, словно только что из магазина.

Пронзительный телефонный звонок. В трубке — невнятный голос девочки, его дочери от первого брака. Проскулила: «Я беременная… »

Черт! В четырнадцать лет! Уронила горячий утюг на тонкий гипюр. Прожгла. Расплакалась. Что делать?

Приехала «Газель». Расселись. Бросили на свободные кресла мешки с подарками. Закурили. Дым в лицо. Пепел на искусственной бороде (Дед Мороз сидит справа). Что за окном — не видно. Окна в причудливых узорах. По радио передали: минус двадцать.

От заглохшей машины до нужного дома пробирались по нерасчищенной дороге (муниципалы отдыхают). Дошли. Слава Богу. Первый адрес.

Бледненький мальчонка раскрыл дверь. Нараспашку. Ждал. В тесном неуютном коридоре — мама, папа. Уставшие, осунувшиеся. Пропустив нас, ребенок возбужденно воскликнул: «Дедушка, а мама с папой разводятся!»

Провалиться бы мне в тартарары. И остаться там. Я широко улыбнулась. Мой напарник бодро расправил плечи (накануне скрутил радикулит) и сказал: «Здравствуй, малыш! Я принес тебе славный подарок!..»

Пели, танцевали. Вышли на заснеженный проспект. Ветер в лицо. Вьюга.

Из бездонного кармана новой сказочной шубы (купил накануне) Дед Мороз выудил таблетку аспирина. Проглотил. Заел снегом. Пятнадцать лет мы работаем вместе. Он постарел. Осунулся. Он еще долго будет «Дедушкой». Для меня — последний выезд. Предупредили. Замусолилась накладная коса, обвисли щеки. Все правильно.

— Ищи себе новую Снегурочку, — грустно сказала. Добавила: — Знаешь, мне было хорошо с тобой, Дед Мороз-любовник.

Повеселел. Поймал теплое такси.

Подъехали к нарядному кафе. Второй адрес по списку — центр города, корпоративная вечеринка. Постучались в закрытые двери. Шум за стеклом. Стоим. Замерзаем. Погреться бы. Не открывают. Холод пробирается под длинную юбку, под шерстяные колготы. Просто так не уйдем. В красном мешке — сувениры и маски: свинья, кошка, собака.

— Люд, у тебя шпилька есть?

Я протянула, вытащив из парика. Он лихо затолкал железку в обледеневший замок. Сразу появился охранник. Рассмотрел нас через стеклянную дверь, выкрикнул строго: «Вы кто?»

Кто мы? Дед Мороз и Снегурочка. Наверное.

Нехотя распахнулась дверь. Тяжелая рука на моем плече. «Тебя не звали», — сказал.

Праздник за спиной. Тесная каморка. Безликая тетка в синем фартуке пожалела меня, продрогшую, — плеснула водки в плохо вымытую чашку. Спасибо. Согрелась. Разглядела в замочную скважину: глумятся женщины над человеком — щиплют моего Дедушку за бороду, хихикают зло. Не выдержала. Сорвалась, ворвалась на чужой праздник. Уставились свинья, кот, пес… Опешила.

Выставили. Скользко. Рассыпались подарки, покатились из мешка. Собирали всем миром: я, Дед и дети, спешившие на елку в соседний ДК.

Подъехала «Газель». Потеплело — минус десять. Водитель развез нас по домам. Неудачный день.

Грязное платье. Руки окоченели.

Горячая ванна. Глядя на меня, голую, разомлевшую, мой муж произнес: «Я ухожу. Так нужно».

Ладно.

 
Страницы:   123Следующая»
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100