Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Мой чужой мир

Я гуляла без цели по дорожкам Летнего сада. В эти мирные утренние минуты между раскидистыми деревьями висит легкая задумчивая тишина. Пыльный мегаполис проснулся, судорожно встряхнулся троллейбусами, автобусами, электричкой; широко распахнул глаза-витрины; ритмично задышал грудью Невского проспекта. Только парк окутан паутиной дремы. Тайной призрачных сновидений.

Я дышала полной грудью и наслаждалась одиночеством. До чего же приятно раствориться в тишине, блуждая по пустым лабиринтам собственных мыслей! Вялых. Простых. Я так устала от забот, от хлопот, от волнений…

И вдруг я увидела ее. Марину.

Она шла легкой, летящей походкой. Она совсем не изменилась. Красавица! (Словно и не было между нами пятнадцати лет разлуки). Вот что делают с женщинами деньги! Вот что значит правильно вложенный капитал!

Я знала, что Марина вышла замуж за иностранца. За очень богатого иностранца. Ей повезло. Я вышла замуж за бедного математика. И не потому, что вокруг меня не было других мужчин, а потому, что в двадцать лет от роду случилось у меня умственное недомогание, и теперь, вследствие ранее перенесенного недуга, в моем доме не хватает твердой валюты, а наши дети по субботам сдают молочные бутылки «на мороженое». Мне не повезло.

Как много для женщины значит ее внешность! Свой облик она может страстно любить! Или ненавидеть лютой ненавистью…

Контраст. Шок. Гневная дрожь из-за своего раздавшегося зада (разъелась). Из-за вялого подбородка (презираю!). Лишь в глубине души осталось тлеть ощущение-мечта, что я — другая. Красивая и яркая! Высокая и стройная! Со свежим маникюром на холеных руках…

Еще я надеялась, что Марина пройдет мимо. Увы. Она протянула изящные тонкие руки мне навстречу. Ей почему-то пришла в голову странная мысль: нежно обняться.

— Оксана, — закричала громко и радостно Марина. — Я так рада тебя видеть! Так рада!

— Я думала, ты в Париже.

Как глупо. Будто Париж — это где-то на Марсе. Сказала, что подумала: для меня французский город-сказка по-прежнему недосягаем. Марина, вдруг появившаяся в туманном Питере, показалась мне привидением, явившимся из другого, наверняка счастливого, мира.

Марина широко улыбнулась, но я тут же подумала: «А если она улыбнулась не просто так, а саркастически? Вот, мол, какая дура, и не в курсе совсем, что давно самолетики туда-сюда летают, и до Парижа теперь — рукой подать».

Мы присели на скамейку, отсыревшую от утренней росы. Мне было хорошо сидеть возле этой женщины. Спокойно. Странно, мы не виделись так долго, я не знаю ее в сегодняшнем, новом дне, но мне опять уютно рядом с ней.

Марина, Мариночка, самая шаловливая из нас, самая озорная, самая красивая. Поэтому он выбрал ее. Никто не удивился. Он увез ее в свои далекие дали, а мы остались куковать в девках на родных просторах. И завидовать. Нам казалось, что он увез ее в цветущий рай…

— Как твой принц? — спросила я.

— Алекс давно не со мной, — ответила Марина.

Зачем я спросила? Разве можно так сходу?

Спросила, потому что это мучило и терзало. Она улетела и ни разу никому не написала ни строчки. Никого из подруг не поздравила с днем рождения или с Новым годом. Ни разу не позвонила. «Заелась девушка», — так мы решили и постепенно забыли Мариночку.

Марина не обиделась на вопрос, стала отвечать. Наверное, в ее жизни было мало разговоров по душам. Статус богатой женщины не позволял ей общаться с кем попало. А со мной можно пооткровенничать. Скоро я оторву свой пышный зад от лавки и уйду в свою простую, обычную жизнь. Она, если захочет, позвонит мне, но ни на презентациях, ни на общественных мероприятиях, ни на приятельских вечеринках я никогда не перейду ей дорогу — пути у нас разные.

— Алекс оказался не тем, за кого себя выдавал.

Эту фразу Марина сказала нежно. Так говорят разве что о детях. А она — о муже. Или о бывшем муже. Имя «Алекс» она плавно пропела. Именно в тот момент я поняла, что замуж Марина вышла по любви. А мы-то думали!

— Он не был богат?..

Да… Все мои трезвые мысли крутятся исключительно в радиусе денег, дальше мозг погружается в равнодушную бездну. Что со мной стало?..

— Оксана, мы были так молоды. Нам казалось, что если целует, значит — любит, а если зовет под венец, то на всю оставшуюся жизнь, — Марина тяжело вздохнула.

Она вздохнула как-то … странно. Очень странно. В парке не может быть эха, но мне показалось, что ее вздох разлетелся на сотни метров, а где-то там, за кованой оградой Летнего, тяжело ухнул и разорвался на множество горьких вздохов-охов. Что ж этот мерзавец сделал с ней?

Марина будто услышала мой незаданный вопрос и произнесла вслух, словно поправила:

— Алекс — хороший человек.

Она замолчала на секунду и продолжила:

— Так случилось, что я помогла ему во всем разобраться. Он очень хотел быть, как все. Но не смог. Он очень старался, но ничего не получилось. Он пытался меня любить, больше всего на свете желая забыть прошлую жизнь. Только прошлое оказалось сильнее его…

Однажды к нам приехал его друг детства. Алекс не хотел меня обижать. Он мягкий и чувствительный. Он никогда и ни за что не сделал бы это специально. Все произошло случайно. Я вернулась домой раньше. Вошла в его кабинет, не постучавшись. Глупо…

— Он что, голубой?! — вопрос-вопль.

Почему я лезу в чужие дела? Я что, хотела видеть эти руки? Нет!..

Марина медленно, аккуратно закатала рукав свитера Питере холодно по утрам), приблизила запястья.

Я разрыдалась. То ли от неожиданности, то ли от жалости… Скорее всего, меня саму достали личные проблемы. По самое горло достали. Вот оно, милое мое горлышко, и не выдержало — захрипело, заорало на весь мир благим матом.

 
Страницы:   123Следующая»
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100