Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Сильная женщина

Сильная женщина

Поезд, пыхтя, медленно подкатил к перрону. Его блестящая зеленая морда и круглые бока переливались на зимнем солнце. В январе солнце в Питере — большая редкость, и Вадим, стоя на перроне, наслаждался нежданным теплом. Норковая шапка съехала на затылок, густые черные волосы щекотали лоб, ленивое лицо блаженно ловило редкие лучи ультрафиолета. Скоро объявят посадку, и железный вагон на несколько часов поглотит Вадима и его дорожную сумку из кожи молодого крокодила.

В родной город Вадим часто приезжал по делам фирмы. Десять лет жизни отдано Москве, но Питер оставался домом, где коротали пенсионные лета престарелые родители, где прошли детство и юность, где знакома каждая узкая улочка старого города.

Многих друзей и знакомых сохранил город для Вадима. Именно поэтому свои московские рабочие дела Вадим частенько решал на малой родине. Так легче. Рука руку моет.

Как бизнесмен Вадим даже мысленно не желал сознаваться, что не столько полезные партнеры, сколько влечение сердца возвращает его снова и снова в родные места, в любимый город. Возможность чаще видеться со стареющими родителями. Кто знает, сколько им еще отпущено? В каждый новый приезд ему бросались в глаза неизгладимые следы, оставленные временем на лицах матери и отца.

Задумавшись о родителях, Вадим перестал замечать яркие солнечные лучи, его брови сдвинулись, горькая складка прорезала лоб. Увы, никакими уговорами не выманить родителей в Москву. «Жизнь прошла здесь. Тут ты нас и похоронишь», — обычно говорил отец. И веские аргументы в пользу переезда ближе к единственному сыну так и не смогли убедить двух старичков, переживших бок о бок ленинградскую блокаду.

За размышлениями Вадим не заметил, как началась посадка на поезд. Проводник чинно проверял билеты. Дошла очередь и до Вадима. Предъявив билет, он с легкостью юноши заскочил в купейный вагон. «Есть порох в пороховницах. Сидячая жизнь не сделала из меня неуклюжего бирюка», — подумал о себе тучный директор огромного продовольственного магазина.

Зайдя в двухместное купе бизнес-класса, Вадим аккуратно положил дорогую дорожную сумку на верхнюю полку и бережно повесил новое пальто на плечики. Вальяжно откинувшись в кресле, непринужденно закинув ногу на ногу, он стал ожидать отправление поезда.

«Хоть бы никто не подсел. Обойтись бы без надоедливых попутчиков. Отдохнуть бы мыслями, — думал Вадим. — Не приведи, как в прошлый раз. Ох, уж эти народные артисты! Да, я ее не узнал. Постарела. Подурнела… Лучше бы никто не подсел».

Так чаще всего и происходило. Билеты бизнес-класса не каждому по карману, и обычно Вадим спокойно дремал до Москвы в одиночестве.

— Поезд «Санкт-Петербург — Москва» отправляется, — донеслось из громкоговорителя. Провожающее лихорадочно замахали руками. Перрон опустел. Вадим прикрыл веки. Суетливые пассажиры соседнего купе успокоились, поделив территорию большими и маленькими сумками, заняв свои места. В тамбуре стихли шум и гам. Вадим задремал.

За несколько часов спокойного сна, недостающего в повседневной суете, Вадим надеялся набраться нужных сил, ведь его жизнь — борьба за выживание. Из года в год, изо дня в день, из часа в час — мысли о том, чтобы сохранить бизнес. Только бы не отобрали. Не обобрали. Не пустили по миру.

Лишь здесь, в скором поезде, когда движение вперед и никаких метаний из стороны в сторону, Вадим позволил себе сладко зевнуть. Легкая дрема начинала сменяться сном. Первые хаотичные видения — синее море, безбрежная гладь воды — поманили за собой вдаль.

Противно скрипнула дверь. Кто-то прошел в купе, прервал сон, прорезал собой завоеванное пространство. Вадим негодующе раскрыл глаза. И утонул в синей бездне незнакомых глаз напротив. Быть может, это все еще сон?.. Море. Глубокое. Бездонное. Тихое и спокойное. Как перед штормом.

— Здравствуйте, — нежный, почти детский голос тепло окутал Вадима.

«Кто она?..» — соображал он, не находя сил оторваться от удивительных глаз и толком разглядеть вошедшую.

— Я не помешала?

Драповое пальто. Норковый воротник. Белая вязаная шапочка. Сутулые плечи. И маленький холм — горб, предательски выпирающий через ткань пальто.

Заметив смущение попутчика, женщина проговорила быстро, но спокойно:

— Я всегда покупаю билеты бизнес-класса. Чаще всего получается путешествовать в одиночестве. Не люблю, когда люди теряются, увидев меня. Они смущаются и прячут глаза. Не знают, о чем говорить. А ведь я такая же, как и все. Люблю посмеяться и поболтать, умею помолчать. Если вам не сложно, помогите уложить чемодан. Он будет мешать под ногами.

Вадим почти вскочил с кресла. Схватил чемодан, но с трудом закинул его на полку.

«Ну и тяжесть… Она что там, расчлененный труп везет?..»

Справившись с чемоданом и вернувшись в кресло, Вадим тяжело вздохнул.

«Какая ужасная ошибка природы… Такие глаза! И такое тело… »

Он вновь прикрыл веки, хотя все в нем противилось ложному притворству: до странной боли захотелось вновь потеряться в омуте синих глаз… И только жутко было снова увидеть «это» — непривычное, пугающее.

Уже много лет Вадим общался с яркими, преуспевающими во всем людьми. Новое время диктовало свои условия. Сауны-бани, пьянки-гулянки канули в Лету, не престижно. Жизнь нового поколения деловых людей — это жесткий график работы.

Женщина напротив выбивалась из привычной среды. Она не вписывалась в строго очерченный круг — красивых и успешных.

Вадим открыл глаза. Незнакомка смотрела в окно. На проплывавшие мимо леса и поля. Убегавшие вдаль дома.

Вадим смотрел на нее. Он видел, как «это» мешает ей удобно расположиться в кресле. Почувствовав, что на нее смотрят, девушка обернулась.

 
Страницы:   12345678Следующая»
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100