Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Цирк зверей

Солнечным днем, когда на небе не было ни облачка, тихо катилась пыльной дорогой потрепанная кибитка. Устало шла старая лошадь, возница дремала.

Вдруг колесо наскочило на кочку, кибитку тряхнуло — и колдунья проснулась. Да-да, возницей была сама колдунья. Лицом — страшная-престрашная!

— Опять ты кочку не заметила, глупая лошадь?

— Я не виновата, хозяйка. Это все колеса!

— Если хоть одно зеркало разобьется, ходить тебе до конца дней кобылой!

— Прости, хозяйка. Впредь я буду более осторожна. Только домой отпустите…

Когда-то говорящая лошадь была обычной женщиной. Теперь ей приходилось тащить трудными дорогами ветхую повозку, доверху наполненную зеркалами. Обещала злая колдунья несчастной, что если та будет молчать, рано или поздно увидит она своих детей. Расколдует ее колдунья и отпустит.

А сколько всего плохого совершилось на глазах бедной женщины! Ведь колдунья торговала опасными зеркалами. «Не покупайте зеркало! Кто в зеркало посмотрится, того колдунья к себе притянет!» — не раз собиралась крикнуть заколдованная женщина, но… держала упряжная лошадь язык за зубами.

Медленно катилась кибитка, тихо позванивали зеркала. Дзинь-дзинь…

— Мне страшно!

— Я к маме хочу!

— Отпустите нас домой…

Дзинь-дзинь… Дзинь-дзинь…Колдунья быстро превращала детский плач в стеклянный перезвон. И ликовала от своего умения.

Лошадь лишь вздыхала. Иногда просила:

— Скорей бы ты детей из зеркал вытащила.

А иногда и хитрила:

— Пора цирк открывать.

Колдунья же всегда отвечала:

— Не бывать цирку без бурого медведя! Вот отыщу самого крепкого парня, превращу в мохнатого зверя, посажу на длинную цепь — ему на страх, мне на радость, — тогда мой цирк и заработает.

Колдунья была на редкость привередливая особа. Три шумных города оставила за спиной, все впустую. Не нашла подходящего медведя для своего будущего цирка.

Впереди новый город показался. Большой, портовый. С широкой пристанью и горящим маяком.

— В этом городе крепких молодцев должно быть много, — крякнула колдунья и довольно потерла руки. Лошадь лишь устало вздохнула.

Подъехала старая кибитка к крепким городским воротам. Из видавшей виды дорожной сумки достала колдунья удивительную маску. Ловко надела ее — и сделалась неузнаваемой приветливой старушкой.

Легко пропустили торговку зеркалами в город, потому что никто из стражников, стоявших в ночном дозоре, не признал в почтенной особе злую колдунью.

Днем и ночью портовый город жил шумной жизнью. Круглые сутки напролет докеры нагружали и разгружали суда. Порт был большой. А припортовый рынок — еще больше.

— Утром на базар пойдем, — предупредила колдунья лошадь. — До рассвета ты в конюшне постоишь. Поспишь. Поешь.

— А ты?

— Я делами займусь. Да зеркала посторожу.

Встала кибитка на постоялый двор. Распрягли лошадь, на конюшню отвели. К повозке сторожевую собаку приставили. Колдунья же в город отправилась. Поглядеть, что да как.

Шагала колдунья узкими улочками и черное зло из широких рукавов платья разбрасывала. Кому зло навстречу — тому беда. Кому вдогонку — тому несчастье. Но колдунье заботы было мало, которому человеку горе выпадет. Она к маяку торопилась. Взберется на смотровую площадку, окинет острым взором город и увидит того, кто ей нужен.

 

* * *

Жил да был в большом портовом городе славный парень по имени Федот. Работал он докером. Трудная работа, но денежная. Хорошо Федот зарабатывал: хватало и на хлеб с маслом, и на подарки молодой жене. А жена у Федота, Анфиса — любо-дорого поглядеть, красавица! Вот Федот ее и баловал. То колечко для милой женушки в ювелирной лавке закажет, то платочек от купца принесет.

Душа в душу жили Федот и Анфиса. Не могли друг на дружку нарадоваться. Все это приметила колдунья, потому что был у нее глаз — алмаз. Им она и прошлое могла разглядеть, и будущее предугадать.

«Хороший медведь из Федота выйдет, а из Анфисы — старательная прислуга», — решила колдунья. С маяка спустилась да спать отправилась. Утром же ни свет ни заря на рынок явилась. На самом видном месте встала. Чтобы со всех сторон ее было видно.

— Кому зеркало? Кому зеркало?.. — задорно кричала приветливая старушка, предлагая свой диковинный товар. В далекие времена зеркала не на каждом углу продавались.

Зато, куда ни глянь, торговали лангустами, крабами, морскими ежами, устрицами. В ближайших тавернах их изумительно готовили!

«Вот продам Федоту зеркало и закажу себе на обед свежих жареных кальмаров», — мечтала колдунья, сглатывая слюну.

Тем временем Федот с ночной смены возвращался — только-только заморскую каравеллу разгрузили. Шел парень, хоть и уставший, но в хорошем расположении духа. Звенели в кармане монеты. Ждала его дома красавица-жена.

— Кому зеркало? Кому чудесное зеркало?..

Подошел Федот к приветливой старушке. И купил зеркало, да отдал за него немалую цену. Приглянулось оно ему — чудная вещичка, с блестящими камушками по ободку.

Дома Федот зеркало жене подарил. Та обрадовалась сильно!

Пришла ночь. Ворочается Федот в кровати: на левый бок повернется — кто-то в дорогу зовет, на правый — дети плачут. Еле-еле уснул, забылся тревожным сном. Во сне же попал Федот в стеклянный лес. Идет по лесу — кругом зеркала. Ветер зеркала качает, они позванивают. Дзинь-дзинь…

Проснулась утром Анфиса — а мужа нет. Только вещи его остались. Да зеркало на полу — расколотое в мелкую крошку, словно старательно прошлись по нему крепким каблуком.

«Ах, беда-беда!..» — тревожно застучало женское сердце. Быстро собралась Анфиса и на рынок побежала — торговку зеркалами искать. А той и след простыл.

— Вы видели торговку зеркалами? — спрашивала Анфиса на базаре

— Старая кибитка в сторону городских ворот покатила, — отвечали ей.

— Вы видели торговку зеркалами? — спрашивала Анфиса у стражников.

— Из города прочь выехала кибитка, — был ответ.

Пошла Анфиса по следам кибитки — чувствовала, что именно торговка зеркалами знает, куда подевался любимый Федот.

 

* * *

Дзинь-дзинь… дзинь-дзинь…

— Я Маша. Я к маме хочу.

Рыжеволосая девочка выглянула из зеркала. Уставился на нее Федот, глазам своим не верит. Спрашивает:

— Ты как в зеркало-то угодила?

— Колдунья утащила. Скоро превратит меня в лисичку.

Дзинь-дзинь… дзинь-дзинь… Тихо звенят зеркала. Из каждого зеркала ребенок показывается.

— А меня в птичку…

— А меня в белку…

Смотрят дети на Федота, Руки к нему тянут. Плачут.

— Спаси нас, Федот!

Идет Федот через стеклянный лес, зеркало в зеркале отражается — дороги бесконечными кажутся. Лесу конца и края нет. Думал Федот, что спит он, что страшный сон ему снится. Хотел проснуться — и не мог. «Дзинь-дзинь… дзинь-дзинь…» — звенело в ушах Федота.

— Ты в зеркале-зеркале!

— Тебя старуха утащила-утащила!

— Скоро превратит тебя в медведя.

«Эх, в какую коварную западню я угодил!» — не на шутку встревожился Федот.

Дзинь-дзинь… дзинь-дзинь…

 

* * *

Катилась кибитка по голому полю. Урожай давно собрали. Вот-вот снег выпадет. Тяжело шла старая лошадьжаловалась:

— Ох… Какой дождь… Все бока мне намочил…

Колдунья тоже была недовольна погодой.

— Ветер сильно кибитку качает. Как бы зеркала не разбились, — злилась и тревожилась она.

Вместе они держали путь в теплую страну. В удивительно светлый, солнечный и теплый город. Недавно триста лет исполнилось старухе, вот она к хорошему климату и потянулась.

Как задумано, так и сделано. У подножья зеленого холма, неподалеку от славного южного городка, где много солнца и мало дождей, появились расписные фургончики на колесах. И раскинулся пестрый цирковой шатер.

Бродячий цирк очень быстро приобрел неслыханную популярность. Ведь кого только в цирке не было: и лисички, и мартышки, и зайчики. Кто только на арене не выступал — даже косолапый медведь! Он и колесом ходил, и под дудочку плясал. Малые детишки медведя сразу полюбили — так и тянули ради него родителей на веселое представление.

Представление шло каждое воскресенье. Билеты публике продавала премилая старушка. Кто билет покупал, тому она сахарную конфетку дарила — красного петушка на деревянной палочке. Вот такая была добрая старушка.

Никому и в голову не приходило, что билетерша — колдунья, а звери цирка — плененные люди.

 

* * *

Долго шла Анфиса по следам кибитки, но догнать торговку зеркалами так и не смогла. Все, что было при ней, продала: и колечки, и сережки, даже сменное платье — расплатилась им за еду и ночлег.

В далекой чужой стране торговка зеркалами и вовсе исчезла, как сквозь землю провалилась. Кибитки и след простыл.

Однако вскоре увидела Анфиса неподалеку от маленького городка, у подножья зеленого холма цветной купол циркового шатра. И волнительно забилось ее сердце! Пошла она прямиком к цирку.

В это самое время представление было в самом разгаре. По округе разносился детский смех, слышалось рычание медведя. Услышала Анфиса голос медведя, села на траву и горько заплакала.

И тут вдруг к ней подошла лошадь. Осторожно спросила:

— Отчего плачешь, женщина?

Удивилась Анфиса, что лошадь разговаривает. Испугалась, закричала. А та ей:

— Тише-тише. Не выдавай меня. Если колдунья узнает, что я с кем-то, кроме нее болтаю, не видать мне детей!

— Каких детей?

— Есть у меня три сына и доченька. И я ничего о них не знаю. Столько лет прошло! Но я мечтаю вернуться домой. Вот и терплю эту ужасную колдунью. Да о ее делишках помалкиваю.

— О каких делишках?..

— Украла она людей! В зеркала их заточила. А потом в зверей превратила. На старости лет решила свой цирк открыть. Тем и жить. Надоело, видишь ли, ей по миру неприкаянной скитаться.

Знала Анфиса, с чего все беды пошли: муж зеркало у одной приезжей старухи купил. И сказала:

— У одной торговки зеркалами мой Федот зеркало купил. После чего исчез он. Ничего о таком не знаешь?

— Как же, знаю, — ответила лошадь. — Превратила колдунья твоего мужа Федота в медведя. Теперь мишка — любимец публики. Косолапый нас всех кормит, на него люди хорошо ходят. На его выступлениях в цирке аншлаг.

— Аншлаг…

Рухнула Анфиса в густую траву и лежит. Пустыми глазами небо разглядывает. А над ней лошадь стоит. Приговаривает:

— Милочка, нельзя тебе тут лежать. Вставай! Скоро представление закончится — не должна нас колдунья вместе увидеть.

— Что же мне теперь делать?

— А ты на службу к колдунье наймись. Работников в цирке мало, добрых рук не хватает. Колдунье трудолюбивые люди ой как нужны. Будешь ухаживать за нашими зверушками. И за медведем.

— Медведем…

— За твой труд предложит тебе хитрая колдунья хорошую плату. Но ты не соглашайся! Денег не бери. Договорись со старухой, что через десять лет медведя заберешь. Когда она медведя отдаст, ты его подальше от цирка уведи. Вдали от цирка он вновь человеком станет. Но если вы обратно вернетесь, не избавиться твоему мужу от звериной шкуры до конца дней.

 

* * *

Так и вышло. Взяла колдунья Анфису на работу. Да пообещала, что через десять лет получит она медведя. Но нисколечко не удивилась их странному уговору. Потому что сама все и затеяла.

Десять лет служила Анфиса при цирке. Зверей кормила, клетки чистила, манеж намывала. За долгий срок успела и с говорящей лошадью крепко подружиться, и к медведю сердечно привязаться. Мишка на Анфису никогда не рычал. Добрый зверь из Федота вышел. Незлобивый.

Прошло десять лет. Отдала колдунья Анфисе медведя, как и договаривались. Ничуть не обманула. Взяла Анфиса медведя за поводок и в путь с ним отправилась — подальше от цирка.

И вот — идут они: Анфиса впереди, медведь послушно за ней. Кругом птички поют, заливаются. Сказочную жизнь обещают. Вот-вот медведь человеком станет. Заживут тогда муж с женой лучше прежнего.

У приветливого ручейка Анфиса привал устроила. Чистой водой мишку напоила да крепкой цепью к дереву привязала, чтобы не сбежал. Сама же на пенек присела, отдохнуть. Так и уснула.

Очнулась, смотрит, а вместо зверя — прежний Федот стоит. Обрадовалась Анфиса, на шею мужа кинулась, а тот — в сторону.

— Ты кто? — спрашивает.

— Я — жена твоя, Анфиса.

— Нет! — испугался Федот. — Моя жена — молодая и красивая.

Заплакала Анфиса:

— Руки мои огрубели. Волосы поседели. Тело сгорбилось. Десять лет я колдунье служила, чтобы тебя из клетки вытащить. Узнай меня, Федот!

— Не знаю я тебя, женщина. Оставь меня.

Развернулся Федот и пошел прочь, а Анфиса на пеньке сидеть осталась.

 

* * *

Только сказка на этом еще не закончилась.

Побежала Анфиса следом за Федотом.

— Постой! Постой! — закричала ему вдогонку. — Не знакомы тебе эти места, заблудишься. За мной иди, я тебя к людям выведу.

Послушался Федот. Пошел за женщиной. И вывела их дорога назад, к колдовскому цирку. А там их уже и колдунья поджидает. И руки довольно потирает.

Вот теперь сказке — конец.

 
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100