Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Золотая люлька

Жили-были муж и жена. Детей у них не было, но бедной женщине очень хотелось ребеночка. «Вот бы Бог послал нам ребеночка. Славную девочку. Или замечательного мальчика», — все время думала она. За такими размышлениями женщина часто грустила, сидя у окна, а муж-художник писал с нее портреты. Один портрет оказался настолько хорош, что на него нашлись завидные покупатели. Однако художник никому не продал чарующей картины, потому что вложил в полотно частичку своего любящего сердца.

Картина осталась в доме. Ее расположили на видном месте — напротив обеденного стола. Когда в дом приходили гости, — а гости посещали бедную семью не так часто, — все восхищались удачной работой и хвалили художника.

Как-то раз приснился жене художника странный сон, в котором она услышала чей-то мягкий голос: «Если хочешь ребеночка, съешь три персика». А сон-то зимой приснился! Утром стала жена мужа тормошить:

— Сходи на рынок, купи три персика…

Художник сильно расстроился. Он бы и рад выполнить просьбу любимой жены, да денег в доме — мизерные гроши. На оставшиеся скудные средства предполагалось прожить до весны. А персики зимой могли позволить себе лишь богачи.

— Не любишь ты меня, — попрекнула его женщина. И горько расплакалась. Так ей хотелось ребеночка!

— Хорошо, — сказал художник, не выдержав его слез, — я куплю тебе персики. Но потом нам придется отказаться от масла и мяса.

— Я согласна, — ответила ему жена.

Пошел художник на рынок. Подошел к продавцу фруктов. Выбрал три самых сочных персика. И вернулся с ними домой. Жадно жена набросилась на персики, съела и даже косточки облизала.

Прошла неделя, две, три. Минул и месяц. Поняла бедная женщина, что не помогли персики. Расстроилась пуще прежнего. Стала грустить, как никогда раньше. Все сидит у окна…

Как-то раз привиделось ей, что кто-то стучится в морозное окошко. Да так громко, что стекла звенят. Стала женщина всматриваться и разглядела незнакомку: волосы белые, а глаза зеленые — блестят, словно изумруды.

— Пойдем. Пойдем…. — манила незнакомка за собой.

Наспех накинула женщина на плечи пуховый платок и выбежала на мороз. А зима в тот год стояла крепкая. Однако жене художника ничуть не было холодно — от незнакомки исходило такое тепло, что снег таял там, куда ступали ее башмачки. А из проталинок дивные цветы — подснежники показывались.

— Выкопай цветы, — мягко приказала незнакомка. — Высади их в простой цветочный горшок и ухаживай за ними до весны. Весной же, когда засветит теплое солнышко, пошлют тебе ребеночка.

Сказала так — и исчезла. А цветы остались. Спешно выкопала их жена художника — чтобы не замерзли. И в дом принесла. Да в горшок с землей пересадила. Стала за ними старательно ухаживать, счастливых перемен с нетерпением ждать.

Некоторое время цветы в горшке чувствовали себя хорошо, даже приосанились, но однажды утром нашла их хозяйка чахлыми. И сильно расстроилась.

— Не доживут цветочки до весны. Не родится у нас ребеночек, — жаловалась она мужу и горько плакала.

Художник очень любил свою жену, но не знал, как ее утешить.

— Сходи в цветочный магазин. Купи новой земли и хорошего удобрения, — попросила жена мужа.

Земля в цветочном магазине стоила очень дорого. А зимой она стоила еще дороже, чем летом.

— Что ты, голубушка! — воспротивился художник. — Нам самим-то есть нечего. Ни сыра в доме, ни мяса. Питаемся пустой картошкой…

Жена же сильнее расплакалась. И ничего не осталось художнику, как взять последнюю монету и отправиться в цветочный магазин.

Домой он вернулся с хорошей землей и удобрением. И ожили цветы.

А художник захворал. Работать не мог — не было сил.

Пришла долгожданная весна. Тепло засветило солнышко. Растаял снег. За домом в овражке подснежники появились. Жена художника пересадила подснежники из цветочного горшка обратно в землю.

«Вот-вот пошлют ребеночка» — мечтала она.

Закончилась весна. Наступило лето. И поняла несчастная женщина, что мечтает о несбыточном счастье: не будет у нее ребенка. И постепенно смирилась, повседневными делами отвлеклась.

Тем более что хлопот по хозяйству прибавилось. Когда художник был в добром здравии, он жене во всем помогал. Как расхворался, домашние дела целиком на ее плечи легли. На рынок ходить, продукты покупать, тяжелые сумки носить — все делала женщина сама. На прислугу даже в лучшие времена в их семье средств не было. Ведь за картины платили ничтожно мало, хоть и славился художник мастерством.

И опять приснился женщине странный сон. Снова явилась ей прекрасная незнакомка. И заговорила, не раскрывая рта, мыслями. Однако все поняла жена художника. Проснулась — и бегом в храм. А там уже колокола звонят. По усопшему…

Помолилась жена художника за отошедшую душу и домой поспешила. У ворот ее муж встречает — бодрый, веселый. Лучше ему сделалось. Обнялись муж с женой. И поняли, что скоро родится у них ребеночек. Может, славная девочка. А может, и прелестный мальчик.

Так и случилось! Только сказка еще не закончилась.

Мальчик появился на свет поздней весной. Хорошенький такой, лицом пригожий, щечками румяный. Ой, как же были счастливы художник и его жена! С рук ребенка не спускали, нежные песенки ему пели.

Однажды, пока младенец крепко спал, а художник трудился над новым полотном — теперь сил у него много было, — его жена отправилась в торговые лавки. Забавные игрушки и нарядные чепчики ребеночку прикупить.

Ходит женщина от лавки к лавке, лучшее выбирает. Забрела далеко. И попала в одну незнакомую лавку. А там — старуха, страшная-престрашная. Лохмотья на ней ветхие и грязные, а вместо одного глаза — мутное стекло.

Жене художника сделалось очень страшно. Она было попятилась к выходу, но вдруг приметила люльку. Непростую, а золотую.

«Ах, золотая люлька! — обрадовалась женщина, позабыв свои страхи. — Вот бы моему малышу такую!»

Обычная старая люлька досталась их малышу по наследству. Принесли ее в дом родственники и сказали:

— Зачем вам еще на люльку тратиться? Наш малыш в крестьянской люльке вырос и ваш вырастит.

Теперь же глаза бедной женщины так и загорелись.

— Сколько стоит люлька? — спросила она живо.

Приметила это хозяйка лавки и хитро ответила:

— Люлька дорогая! Сама видишь — золотая она! Кто в этой люльке поспит, тот царской мудрости наберется.

После таких слов жена художника еще более утвердилась в желании приобрести понравившуюся люльку. И тогда старуха вдруг прошамкала:

— За золотую люльку я хочу сердце твоего мужа!

— Сердце мужа! — ахнула жена художника. Голову в плечи втянула да за порог отступила, поняв, что не видать ей золотой люльки.

А старуха вслед прокричала:

— Если не все сердце, то хоть частичку!

Обратной дорогой шла жена художника очень печальная. А звезды светили ярко, и небо было высокое, и воздух благоухал — уже зацвели персиковые деревья. Шла она и вспоминала, как все начиналось. Как муж на рынок побежал и зимой сочные персики принес. Как словом не попрекнул, когда эти персики доброй службы не сослужили. А потом и сам расхворался от голода и неустроенности.

«Нет! Не могу я за золотую люльку отдать сердце мужа», — думала женщина, проходя под ветками персикового дерева. А белые душистые цветочки согласительно кивали, словно предупреждали: «Нельзя. Нельзя».

Но проходя темными тропами, на которых не горели фонари, явно слышались старухины слова: «Если не все сердце, то хоть частичку».

Три дня прожила женщина не в ладу с собой. Очень ей хотелось, чтобы ее малыш царской мудрости набрался, — но какова же была цена!

И догадалась наконец жена художника, чем можно со старухой расплатиться. Картиной, что висела на стене.

— Если беда случится, если непредвиденное произойдет, мы картину продадим. Она нас прокормит, — вздыхая, все чаще и чаще поговаривал художник, словно предчувствуя лихое.

«Если я картину на люльку обменяю, рассердится муж», — думала жена. Но на третий день взяла картину и побежала к старухе. Да бежала без оглядки, боясь передумать.

«Что плохое может случиться? Трудности мы уже пережили. Без ребенка тосковали. Без еды голодали», — думала она дорогой.

Старуха-торговка картине обрадовалась. Так и завертела стеклянным глазом. Спешно вручила покупательнице золотую люльку и лавку за ней заперла.

Вернулась жена художника домой с золотой люлькой. Увидел ее художник и сразу все понял. Но ничего не сказал.

На следующий день началась война. Забрали художника на фронт. Жена его сразу бросилась назад, к лавке, решив обратный обмен совершить. Ведь за картину всегда предлагали хорошие деньги! На них можно купить и продукты, и одежду для малыша.

От лавки же и след простыл. Словно никогда и не было ее на том самом месте. Вместо лавки — цветочная клумба с алыми гвоздиками.

Вернулась жена художника домой ни с чем. И потянулись для нее и ее малыша тяжелые дни. Одно утешение: спал ее сынок в золотой люльке.

Однако ж дети растут быстро. Вскоре мальчик перестал помещаться в золотой люльке, пришлось вынести ее в чулан. Женщина с большей радостью люльку продала бы, да кто ж ее купит в войну? А за картиной приходили — спрашивали о ней…

Прошли годы, а небывалая война и не думала заканчиваться. Долгая была та война и беспощадная. От художника за все время — ни одной весточки. Так и не знала жена: то ли погиб ее муж, то ли жив.

Трудно было растить ребенка одной. Много горьких слез пролила жена художника ночами. Тоска не согнула ее лишь потому, что грели душу теплые воспоминания: как сидела у окна, а муж писал с нее картины. И казалось забавным ей, что печалилась она сильно.

Во время войны много поводов для тоски. Хлеба в доме не было. Питались мать с сыном кожурой от картошки. Зимой жена художника носила воду из проруби. Пойдет на лед, железкой пробьет крепкий пласт. Да не так-то просто — твердый лед слабым женским рукам не сразу поддается. Несколько часов кряду, бывало, приходилось колотить, пока треснет. Наберет два ведра. И открытым полем — домой.

Хорошо, что дрова всегда в запасе имелись. Растопит печь. Согреет воду. Вот и чай готов — пустой кипяток. Так и жили. Недоедали, недосыпали… А мальчишка богатырем рос! Откуда только силы брались?

Исполнилось мальчику семнадцать. Сразу приметил его видный и знатный полководец, вошедший в город со своим полком. И к себе в полк призвал. Жена художника не сильно обрадовалась известию, что сын в армию вступил. Да что делать? Жить как-то надо.

Ушел парень на войну. Получала мать от него весточки, иногда и деньги приходили — и появились в доме мясо и картошка. А от мужа по-прежнему — ничего. Как ушел он в первый день войны, так и исчез.

Однако жена художника исправно молилась за здоровье мужа. «Если не пришла похоронка с фронта, молитесь за здравие», — посоветовал как-то священник. Так женщина и делала.

Изнурительная была та война… Не один десяток лет длилась она. Сын художника за военное время и сам полководцем сделался. Да не простым — великим! Потому что всегда принимал волевые решения. И выиграл не одну битву. За то получил лично от Царя вознаграждение — законную медаль! Царь с уважением относился к людям решительным, сам не щадил человеческих жизней, когда дело касалось защиты Отечества. Мышление у Царя было поистине царское. А полководцы — они люди горячие, лихие.

«Оной смертью больше, одной меньше», — рассуждал сын художника, достойный полководец, готовясь сжечь осадный город, в котором засели иноземцы, пленив местных жителей.

И сгорел город дотла — одни головешки остались. Вошел полководец в мертвый город, а навстречу ему грязная старуха. Только она и выжила.

— Царская сила в тебе, сынок, — проговорила и в пояс поклонилась. А была то сама смерть.

Жена художника в этой нищенке сразу признала бы торговку золотой люлькой. Но полководец не обратил внимания на странную старуху, а та ему вслед беззвучно рассмеялась.

По безлюдному мертвому городу важно шествовал угрюмый полководец. Писарь его спешно два письма пером царапал. Одно — матушке: «Жив, здоров». Другое — Царю: «Мол, так и так. Город наш».

Шла кровопролитная война. Долгая и тяжелая. За суровое время жена художника совсем постарела. Немощь ее взяла. Со двора уже — ни ногой. Только церковь регулярно посещала. И у спасительной иконки две свечки ставила. Одну — за сына. Другую — за мужа. И не знала она, что муж сгорел в осадном городе.

 
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100