Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Старый дом

СТАРЫЙ ДОМ ч.1

Покосившаяся дверь. Грязные окна. Разбитые ступеньки, проросшие колючим кустарником. Крыша, покрытая мхом. Его давно собирались снести. По каким-то странным обстоятельствам, до старого дома ни у кого не дошли руки. Ни у папы, ни у мамы, ни у бабушки.

- Не играй у старого дома! – Просила мама, когда Колю привозили к бабушке.  

- Никогда не открывай дверь старого дома! – строго наказывала бабушка, когда Коля выходил гулять во двор.

Во дворе было много чего интересного! Дружок – прекрасный пес. Верный, преданный, игривый. Ох, и ругала бабушка Дружка, когда тот с неудержимым лаем гонял подросших цыплят!

Обитали во дворе куры, утки, свинка Абрикос и корова Дуня. Чтобы обойти большое хозяйство –  светового дня мало. С каждым о том-о-сём поговоришь,  –  и уже тёмный вечер.

  До старого дома мальчику не было никакого дела.

  Но однажды… Окно старого дома, покрытое копотью, засияло странным светом.  Может внутри кто-то зажёг фонарь?

- Коленька! Поможешь доить корову? – позвала бабушка внука.

- Да! – отозвался Коля. И тут же забыл про старый дом.

Бабушка никому не разрешала подходить к своей любимице – дойной корове. Упустить такой счастливый случай мальчик не мог!

- Му-му! – потянула корова, увидев Колю.

- Дуняша сегодня добрая, – сказала бабушка внучку. – Да, Дуняша?

- Му-му! – подтвердила корова.

- Присаживайся на стульчик. Ведро клади меж ног. – Бабушка тяжело поднялась с «насиженного» места.

- Я справлюсь, бабушка? – разволновался Коля.

- Ты уже взрослый. Тебе шесть лет! Конечно, справишься! – заверила бабушка. – В шесть лет я в поле работала. Матери помогала. Мужчины нашей деревни все на фронт ушли. Война проклятая…

                                            ***

Утро было свежим. Первые заморозки «прихватили» оставшиеся в саду яблоки.

- Никуда сегодня не пойдешь! –  заявила бабушка.

- Почему? Кхе-кхе!!! – возмутился Коля.

- Кашляешь! – объяснила бабушка.

- Мне надо поздороваться с господином Абрикосом.

-  Я ему привет передам!

Спорить с бабушкой – пустая трата времени. Лучше сразу согласиться... Из коробки с игрушками Коля достал красный паровоз. Тот лениво фыркнув, тяжело завалился на бок. Малыш сразу понял: паровоз играть не желает, ему лень. Придется снять с полки антресолей кукольный театр.

Его подарили Коле на прошлый День рождения. Самый настоящий кукольный театр! С ширмой и игрушками. Какие замечательные персонажи находились в картонной коробке: Колобок, Дед, Бабка, Зайка, Лиса, Волк, Медведь! Все они были рады  играть с мальчиком хоть до вечера. Лиса с большим удовольствием первой запрыгнула на три пальца: большой, указательный и средний. Ох, и хитрая была Лиса! Не успел Коля оглянуться - она разу же помчалась за Колобком!

- Догоню! – Кричала Лиса вслед Колобку.

- Не догонишь! Я от Бабушки ушел. Я от Дедушки ушел. И от тебя сбегу! Кхе-кхе! – отвечал Колобок.

- Простудился, Колобок?

  Бабушка вошла тихо. Понимая, что сказка впереди, отдала внучку стакан теплого молока и скрылась.

- Подождите меня, пожалуйста. – Попросил Коля у игрушек. – Я только молоко выпью.

  Тряпичным игрушкам ничего не осталось, как тихо прилечь.  Игрушки умеют ждать. Иногда они ждут счастливого часа днями! И когда он приходит – начинается настоящее веселье! Олей – оп!

                  ***

Старый дом покрылся льдинками. Маленькими. Блестящими. Послеобеденное солнце, лениво выглянув из-за низких сентябрьских облаков, не желая тратить тепло, лишь скудно сверкнуло.

- Тебя сегодня нарядили, дом, – шепнул Коля, склонившись над разбитыми ступеньками.

«Если ты человек, войди», -  услышал он вдруг звонкий голос.

- Ты кто?

Голос принадлежал женщине. Ее не было видно: голос раздался из-за плотно закрытых дверей.

- Глупый вопрос! – возмутился голос. – Если ты человек, войди в дом и помоги мне.

- Вам нужна помощь? –  спросил Коля.

- Конечно, –  ответила женщина, – иначе, зачем бы тебя звала?

  В окне появилась лицо красивой женщины. Сказочно красивой!

- Видишь меня? – спросила женщина.

- Да, - шепнул завороженный Коля.

- Раз видишь, значит, точно - человек! – уверилась женщина. – Тогда я смогу тебе передать...

- Что? – Коля раскрыл рот.

- Как что!? – Возмутилась женщина. – Тайну!

- А почему я вас слышу? – спросил Коля. Он был совсем неглупый мальчик, между прочим! Как можно кого-то слышать при закрытом окне!?

- Потому что я рядом, – ответила женщина.

  Она уже стояла на ступеньках - в длинном платье. Поверх платья было наброшено пальто.   Старые ступеньки тихо поскрипывали. Женщина мягко улыбалась.

- Вы Волшебница? – Спросил Коля.

- Ну… - замялась женщина, – Не хочу тебе лгать, мальчик. Потому оставим этот вопрос без ответа. Но кое-что я, безусловно, умею! Например, я могу летать.

  Женщина сбросила пальто. Расправила крылья. И взлетела над крышей.

- Вот это да! – разволновался Коля. Никогда он не видел женщину – птицу!

- Ошибаешься, мальчик, – сказала женщина, вернувшись.  – Потому что я не птица! Я просто умею летать.

- Но у вас крылья! – возразил Коля. Не сразу он понял, что незнакомка легко прочитала его мысли. Про женщину – птицу он вслух не говорил.

- Послушай, мальчик, – строго молвила женщина. – Да. У меня есть крылья! Да. У меня нет рук!

И только тут Коля заметил, что у незнакомки действительно не было рук. Совсем!  Лишь крылья, которые она умело складывала за спиной.

- Если бы у меня были руки. – Вздохнула женщина. – Я бы справилась сама. – Так ты, мальчик, поможешь мне?

  Коля ещё не понял, чем он может помочь, но вошел в дом. Если кто полюбопытствовал, как это случилось, ничего внятного мальчик бы сказать не мог.  Потому что дверь перед ним никто не открывал! Тем ни менее, Коля оказался внутри дома. А там – темень непроглядная, хоть глаз выколи.

- У меня есть свечи, – сказала женщина. Чиркнула спичками. Поднесла их к фитилькам. Стало светло.

- Значит, не показалось, – задумчиво обронил Коля.

- Как тебя понимать? –  спросила женщина.

- Я видел свет в окне. Потом ушел в сарай. Мне разрешили доить корову! – Коля не удержался и похвастался перед незнакомкой.

Женщина улыбнулась.

- Ах, - мягко пропела она. – Если бы я имела руки, тоже бы доила корову. Это так замечательно! Еще бы я месила тесто…

- Не грустите, пожалуйста, - попросил Коля, – ведь вы умеете летать!

- И правда! – Сказала женщина. – Никто в округе не умеет. Лишь я.

- Вы летаете ночами? – спросил мальчик.

- С чего ты взял!? – возмутилась женщина.

- Днём я вас не видел. Значит, вы летаете ночью. – Коля умел думать, рассуждать и с логикой у него все было отлично.   «Весь в деда», - говорила бабушка.

- Да. Ты весь в него. –  Подтвердила женщина.

- Вы читаете мысли! – воскликнул Коля.

- Конечно –  согласилась незнакомка, – Я все про тебя знаю. Живу здесь давно. От скуки изучила всех вас. Ваши привычки, пристрастия, желания! Я знаю, Коля, какой подарок ты хочешь получить на Новый год.

- Хм, - хмыкнул мальчик. – Об этом все знают…

- Ладно. Пропустим. – Женщина лукаво подмигнула. - Приступим?

Комната преобразилась. Вместо бесцветных обоев, свисающих со стен серыми пыльными лохмотьями, появились новые милые обои в цветочек. Старые отсыревшие доски пола тоже сменились на новые. В центре комнаты под потолком загорелась свечами красавица-люстра. А под ней появился мягкий диван.

- Так я живу.

  Женщина легко закружилась. Комната заполнилась ароматом её духов. На подоконниках окон появились розы в нарядных горшочках.

- Люблю розы, – томно молвила женщина, – они создают уют.

- Вам здесь не скучно? – спросил Коля.

- Что ты, мальчик! Я разговариваю с розами.

- Понимаю, – Коля кивнул головой. – Я разговариваю с Дружком. И господином Абрикосом.

- Нет. Ты не понимаешь, Коля!  - гневом сверкнули глаза женщины. – Я разговариваю с розами!

Она подошла к розам, прикоснулась к ним губами, что-то шепнув бархатным лепесткам.

… Пространство вмиг пронзили душистые звуки, которые быстро сложились в слова и предложения.

- Этот мальчик какой-то странный, – сказали розы. – Зря хозяйка пригласила его в гости. Проку от него будет мало.

- Слышишь? – Спросила женщина у Коли.

- Да. – Подтвердил мальчик. – А почему проку от меня будет мало?

За окном громко зашаркали бабушкины калоши. «Коленька! Ты где?» Бабушка подошла к окну. Заглянув в него с улицы, подышала на стекло паром.

- Она нас не видит? – удивился мальчик.

- Нет. Не видит. С той стороны дом выглядит заброшенным и темным. «Коленька». В голосе бабушки родилась тревога.

- Мне пора, – сказал мальчик.

- Что ж, – согласилась женщина, - иди…

- Вот ты где! – Бабушка схватила внучка за руку. – Говорила ж, не играй у старого дома! Вдруг, он завалится!

Мальчик стоял у разбитых ступенек старого дома. Он опять оказался снаружи! Словно никогда и не был внутри! Но взглянув в сторону окна, Коля увидел за стеклом красивую женщину и болтливые розы.

Перед сном, прижавшись к бабушке, Коля спросил:

- А кто построил старый дом?

- Всем миром его строили, – ответила бабушка.

- Как это?

- Всей деревней. Раньше люди помогали друг другу. После войны люди были добрей…

                             ***

    Следующим днем Коля «случайно» прогуливался неподалёку от старого дома. Носочками сапожков, равнодушно пиная осоку, он то и дело поглядывал в сторону темных окон и разбитого крыльца.  Но никто не вышел на порог. Никто не появился в окне. «Мне не показалось. Мне не показалось!» - шептал мальчик. Заглядывать в окна старого дома было бесполезно. Коля хорошо усвоил: если женщина – птица не захочет, с другой, внешней стороны, ничего не видно. С улицы старый дом выглядит обыденно и уныло.

За обедом Коля спросил у бабушки:

- Почему его не снесли?

- Ты про старый дом?

   Коля кивнул.

- Дед был против. К старому дому он был очень привязан. Там родился твой папа. Когда мы отстроили новый дом, большой, дед часто посещал свой старый. Тянуло его туда… Не мог он с ним расстаться. А ты не смей! – Бабушка вдруг прикрикнула на Колю. – Надо б весной его разобрать…

Коля задумался. Если весной разберут старый дом, куда полетит женщина – птица? А если ей некуда лететь? Если её нигде не ждут?

- Я не женщина-птица!

Она появилась так внезапно, что Коля выронил из рук ложку.

- Что вы здесь делаете? – разволновался мальчик. – Сейчас бабушка войдет! Она вас увидит!

- Послушай, мальчик, – строго молвила женщина. – Ешь быстрей. За столом не засиживайся. Долгих разговоров с бабушкой не веди. Поторопись. Жду тебя в старом доме.

Она исчезла,  словно её и не было. Будто она не стояла меж плитой и обеденным столом. Коля протер глаза.

- Розами пахнет, – сказала бабушка, вернувшись на кухню. И строго взглянула на Колю. – К старому дому не приближайся! Ты меня понял?

  Бабушка глядела сурово. Коля хорошо знал этот взгляд исподлобья. Ослушаться бабушку после такого взгляда - значит лишиться волшебных сказок на ночь, сладких блинчиков к завтраку и множества других чудесных моментов, превращавших будни в праздники.

«Пых-пых». Красный паровоз радостно подпрыгнул. Чуток оторвавшись от пола, вильнув прикрепленными вагончиками, он счастливо помчался вдаль, к изогнутым ножкам обеденного стола. Паровоз был готов играть!

- Вот и славно.

  Бабушка поцеловала внучка в макушку и, шаркая калошами, ушла по делам. Дел у бабушки всегда было много. Как только она с ними одна управлялась!

«Мать, переезжай к нам в город», - часто просил Колин папа. Бабушка лишь хитро улыбалась в ответ. В городе не обнять кормилицу - корову Дуню. Да не погладить проказника Дружка. Коля бабушку хорошо понимал. Ему без лишних слов было открыто её сердце, в котором царило правильное настроение: сад, огород, живность. Не расстаться с ними…

- Ну? - над головой раздался строгий голос женщины, живущей в старом доме.

- Вы здесь? – шепотом спросил Коля.

- Это ты еще здесь! – возмутился голос.

  Коля быстро надел курточку.

  Новый дом имел два выхода. Вторым никогда не пользовались. Он был закрыт на ключ! Но ключ не прятали. Коля хорошо помнил, где он лежал.  Если выйти через запасную дверь, бабушка ничего не поймет. Она не увидит Колю! Потому что второй выход вел не во двор, а в сад.  За садом стоял старый дом…

  Урожай давно собрали. Лишь на верхних ветках остались яблоки. После первых морозцев их кожура слегка треснула. Аромат треснувших яблок вскружил мальчику голову.

- Я тоже люблю этот сладкий запах. Дивный запах опустевшего сада. Скоро зима, мальчик.

  Она стояла, прислонившись к дереву. Издалека не было понятно, есть у нее руки, или нет.

- Я могу сорвать для вас яблоко. Я умею лазать по деревьям.

  Коля смотрел на женщину во все глаза. В ней что-то изменилось. Вначале мальчик даже не понял, что именно. Она стала светлей!

- Ха! – сказала женщина. – Стоит сменить цвет волос…

- Да! – восхитился Коля. – Конечно! Как я сразу не понял!

- А яблоко я и сама могу снять. Конечно, спасибо за предложение. Я его оценила.

  С ветки сорвалось крупное яблоко. Свершив пируэт меж деревьев, оно подкатилось к ногам женщины. Вскарабкавшись по платью, яблоко замерло у алых женских губ.

- Вкусно. – Подтвердила женщина, надкусив яблоко. – Хочешь? -  Предложила она мальчику.

- Вы не такая, как все.

  Коля с нескрываемым восторгом смотрел на женщину.

- Да. Есть такие. Не такие, как все, – подтвердила женщина. – Пойдем?

Она взмахнула крыльями и поднялась в воздух. Коля побежал следом. У старого дома женщина приземлилась. Опустившись на разбитые ступеньки, она звонко поцокала каблучками туфелек.

Коля подбежал, запыхавшись.

- За вами не успеть! – признался мальчик.

- Да. Никто не поспевает за мной, – заявила женщина. –  Я впереди многих на несколько шагов. Это метафора, мальчик.

Старая дверь старого дома, скрипнув, отворилась.

- Она раскрылась! – вскрикнул восторженно Коля.

- Я ее отремонтировала, – похвасталась женщина. – Теперь она открывается. Теперь не нужно проходить сквозь стены… Ноги отряхни! – скомандовала женщина.

   У Коли к подошвам прилипли мокрые листья. Пришлось повозиться.

- Ты всегда такой медлительный? – нервно спросила женщина. – Сквозняки. Не люблю сквозняки.

Кто-то подтолкнул Колю в спину. И дверь захлопнулась.

- Они снесут дом весной, – выпалил Коля с порога.

- Знаю, – сказала женщина, – нам нужно поторопиться.

В прошлый раз, когда Коля попал в гости, в комнате не было этого зеркала. Сейчас же, зеркало – огромное, как небо, круглое, как шар, занимало много места.

- Люблю старинные зеркала. – Призналась женщина.

- Откуда оно у вас? – Спросил Коля, любуясь зеркалом.

- Хм!  - засомневалась женщина. – Ты действительно ничего не помнишь?

- Что я должен помнить?  

- Это я так, - кивнула женщина. – Чаю хочешь?

Они пили чай, сидя на диване. Вернее, пила она. А Коля не сводил с неё глаз! Заварочный чайник, сахарница, блюдца – все предметы висели в воздухе. А её чашка то придвигалась к красным губам, то отпрыгивала на расстояние. Все эти действия отражались в зеркале, но наоборот - вверх ногами.

- Ничего не могу понять! – сказал Коля.

- Зеркало такое. Необычное, – подтвердила женщина. – В нем немножко все перепуталось. А надо бы все исправить, расставить по своим местам. Надо бы тебе туда.

- Куда?

- В зеркало!

Тут появилась дверь. Встав перед зеркалом, она загородила отражение.

- Видишь, какая маленькая дверь? – посетовала женщина. – А зеркало большое-пребольшое! – возмутилась она.

На глазах у мальчика вполне обычная дверь стала гораздо меньше, словно усохла. Теперь она напоминала крошечную дверцу, ведущую в кроличью клетку.   Бабушка в своём хозяйстве кроликов не держала. Но мальчик ими любовался, бывая в гостях у соседки тёти Маши. В холодную или сырую погоду кролики, забившись в угол клетки, беспробудно спали на соломке.   Стоя у клетки, мальчик не всегда понимал, где тут кроличьи хвостики, а где их лапки. Все превращалось в один пушистый комок.

- Мне через эту дверцу не пройти, – сказала женщина.

- И что делать? – сочувственно спросил Коля.

– А ты сможешь! – обрадовалась женщина. – Пройдешь через неё – окажешься там! Когда все исправишь, вернешься обратно. Только так я обрету руки… Трудно мне без них…

- Вот оно что… - потянул Коля, – Теперь понятно, зачем я вам нужен!

- Конечно! – подтвердила женщина. – Но ты не бойся, мальчик. Ничего страшного с тобой не случится.

- А что случится? – спросил Коля.

- Если бы я знала!.. – сказав, женщина заплакала горькими слезами. Слезы ручьями скатывались по платью. Звонкой капелью шлепались на деревянный пол. «Бум-бум». –  Рук нет, - горько вздыхала женщина. –  Даже слез не утереть.

- Хорошо, - сказал Коля. Он, как и все настоящие мужчины, не мог видеть женских слез.

- Хорошо! – обрадовалась женщина. Слёзы тотчас перестали литься ручьями.  Переливающимися каплями они поднялись с пола. Добравшись до подоконника, оросили розы в горшках. – Только вернись до весны! – Прокричала женщина.

  Какая-то сила подхватила Колю, притянула его к дверце и, протащив через неё, как через лаз, пропихнула в зеркало.

- Теперь ты довольна? – спросили розы.

- Он все сделает правильно! – уверенно ответила женщина.

- Он действительно не помнит, кто он? – удивились розы.

- Это так, – подтвердила женщина, – родившись в новом теле, он забыл всё.

- Ты про его деда тоже так думала, что это – он! – укоризненно шепнули розы. – И ошиблась.

- Это он!  – Женщина гневно взмахнула крыльями.

                 ***

Кругом небо. Небо - небо! Коля осмотрелся.

– Так не бывает, - произнес мальчик, - чтобы ничего, кроме неба.

- Конечно. Не бывает! –  сказал кто-то. – Ты ж не на небе. – Кто-то звонко засмеялся.

- А где я? –  Осторожно спросил мальчик.

- Как тебе всё объяснить?.. Здесь! –  сказал кто-то и умолк.

Над головой, под ногами, везде  –  густая синь с искрящимися прожилками, похожими на молнии.  «Молнии», пробежав через руки, ноги и тело мальчика, ударили слабым током и, закружившись в танце, унеслись прочь.

- Тебя подключили! – уверил кто-то Колю.  И тут мальчик увидел дерево! Большое, красивое дерево. С пышной, густой кроной, сочными, зелеными листьями. Ничего необычного. Если смотреть вверх. Но Коля взглянул вниз. Туда, где ствол раздваивался на две ноги, обутые в красные резиновые сапожки.

- Почти дерево! – присвистнул Коля.

- Почти – не считается. – Сказало Дерево.

- Зачем сапожки? – Спросил Коля.

- Глупый мальчик! В них – вода и минералы. Моя еда.

Совсем не представляя, где он находится и что ему делать, Коля обреченно взялся за голову. Не то, чтобы маленький мальчик испугался. Нет! Лишь чуточку. Совсем чуть-чуть. Ведь рядом никого не было. Никого, кроме Дерева…

- Только не плачь, пожалуйста, –  попросило Дерево. - Расплачешься – пойдет дождь.  

Дерево нервно затопало.

- Ты топаешь, как слоник! Топаешь, а никуда не проваливаешься! – Расхохотался Коля.

Над головой появилось маленькое солнышко. Такое крошечное, словно жёлтая пуговка с курточки. А засветило так ярко, как хорошая лампочка в 100 ватт…

- Так-то лучше! – сказало Дерево. – Твое настроение мне нравится!

- Настроение? – Коля от удивления даже подпрыгнул. – Здесь все зависит от моего настроения?

- Конечно! – подтвердило Дерево.

Солнце сразу же немного «подросло». Теперь оно висело хорошим оранжевым блином. А из-за поворота (поверьте, каким-то образом образовался самый настоящий поворот) вырулила синяя машинка. Цепляясь колесами за булыжную мостовую, она приближалась на большой скорости. Подъехав к Коле, остановилась.

- Би-би! – сказала машинка. – Куда помчимся, Коля?

- Вперед! – весело воскликнул Коля. Его настроение улучшилось ещё на несколько градусов.

Дерево возмутилось.

– А как же я? – спросило Дерево. -  Машинка маленькая. А у меня крупные ветки. Без меня никуда нельзя ехать!

- Ага! – Воскликнул Коля. – Значит, мы встретились неспроста?!

- Конечно, - согласилось Дерево. – Мне велено явиться раньше, чтобы тебя обнять, поддержать и доставить к реке.

-  Раз так - полезай в кузов. - Коля быстро принял правильное решение.

Вместительный желтый кузов с открытым верхом надежным крючком лихо прицепился к  машинке. И все весело помчались вперед, к реке.  Мелькали пейзажи. Луга. Поля. На лугах паслись козы и коровы. А реки все не было видно…

- Мы не заблудились? –  На всякий случай спросил Коля у новых друзей.

- Здесь невозможно заблудиться! – прокричало Дерево.

- Что? – переспросил Коля. – Ничего не слышу!

Машинка помчалась ещё быстрей. Теперь ветер бил в лицо. От ветра закладывало уши. Пришлось сделать привал.

  На привале первым делом мальчик обошел со всех сторон машину. Постучав по колесам (именно так делал папа), остался доволен. Усевшись под листвой, доверительно зашептал:

- С машиной что-то не так. Она меня не слушает. Словно она сама по себе.

- Машина – твое приложение! Как рука или нога, – шепнуло в ответ Дерево.

- Нет! – воскликнул Коля вполголоса. –  Она делает все, что хочет. В дороге она распрощалась со стеклами. Исчезло даже лобовое стекло!

- Не может быть! – Крякнуло Дерево. – В каком-то смысле, мы все твое продолжение.

- В каком смысле?

Коля ответа не получил.  Потому что Дерево панически воскликнуло:

- Она сбежала!

Машина, отцепив кузов, торопливо помчалась прочь. В пути, несколько раз издав пронзительное «би-би», зло прокричала: «Прощай, мальчишка! Ты мне не указ!» - и скрылась.  

- Видишь! Видишь! – Коля был явно не в себе! Отчего он, прокрутившись на одной ножке три раза, высоко подпрыгнул вверх  пять раз.  – Я же говорил!

- Придется топать пешком, –  буркнуло Дерево. – Натрут сапожки. Устанут корешки. – Дерево теперь было всем недовольно. Что совершенно не мешало друзьям задушевно болтать в пути.

Поверьте, им было о чем поговорить.

- Скажи, а кто велел встретить меня? – спросил Коля.

- Ты ничего не помнишь? – Дерево замедлило шаг.

Коля пожал плечами. Что он должен помнить?..

- Ты сам и велел, –  пояснило Дерево.

Шкала удивления резко поднялась. Можно даже сказать, что её зашкалило! Он сам велел?! Значит, Коля и Дерево были знакомы?

- Перед тем, как уйти, ты сказал: «Когда вернусь, лишь ты –  мой старинный друг узнаешь меня. Вместе мы отправимся к реке».

- Вот оно как…

Дерево встало, как вкопанное.

- Река! – радостно вскликнуло Дерево.

- Огненная река! – присвистнул Коля.

Она разлилась от края и до края! Где заканчивалась река, никто не зал. Красными языками она убегала вдаль.  

- Тебе нужно на тот берег, – сказало Дерево.

- Нет-нет! – воспротивился Коля. – Не нужно совсем!

- На том берегу – город, – пояснило Дерево.

- Не вижу! – не согласился Коля.

-  Я знаю. Город – там! – сказало Дерево.

- Ты оттуда!? – догадался Коля.

- Мы все оттуда.  И тебе – туда.

Но Коля не хотел на другой берег. Безопасно перейти огненную реку не представлялось возможным. Горячие языки пламени поднимались высоко. Моста не было.   Коля быстро пошел прочь от реки.

- Эй! Ты куда! – Дерево догнало Колю. - Ты что, потерял силу?

- Не понимаю, о чем ты…

Солнце исчезло. На небе появились хмурые тучи – предвестники дождя. За спиной мальчика грохнул гром. Над головой страшно сверкнула молния.

- Скорей! – торопил мальчик Дерево. – Здесь неподалеку есть сухая пещера. В ней мы укроемся.

- Ты не можешь так уйти! – ветки дерева крепко вцепились в мальчика. Дерево потянуло Колю назад к реке. – Их нельзя там оставлять! В темноте! Они нуждаются в твоей помощи! Ты должен все исправить!

«Все исправить!» Коля это уже слышал. Но он не хотел ничего исправлять! Он лишь хотел укрыться от дождя!

Дождь хлынул с такой силой, что ветки дерева быстро обмякли. И превратилось Дерево в сгорбленного старичка.

- Вот так ты со мной, да? – уныло застонало Дерево. – А еще друг…

Печально зашелестели сникшие мокрые листья.

- Видишь!? Показалась пещера!

Коля толкал Дерево-старика вперед. Дерево, как могло, сопротивлялось. Оба промокли до нитки. Вернее, Дерево – до ствола. Коля желал спрятаться в скалистой пещере. Внутри можно обсохнуть и решить, что делать дальше.  С большим трудом Коля протолкнул сопротивляющееся Дерево в сухую пещеру.  А там… - жаркий костер, над костром – котелок.

- Кто-то славно подготовился к приходу гостей! – обрадовался Коля. – Хозяин! Где ты! – Позвал Коля. – Покажись! – Попросил мальчик.

Никто не отозвался на громкий призыв. Лишь эхо.

- Никого нет, – догадался мальчик.

Коля обошел пещеру. Она была полукруглой, опрятной и уютной. (Если так можно высказаться о пещере в скале). Но какое  другое определение дать тому, что увидел Коля?..  На серой стене белой краской кто-то нарисовал широкое окно. Издалека ненастоящее окно ничем не отличалось от настоящего! Нарисованное окно было с рамой и створками. К тому же Хозяин пещеры к нарисованному окну прикрепил занавески и шторы.    Коля потрогал занавески. Шелковые. Не истлевшие.

– Ничего не понимаю…  

Покачал головой. Вернулся к костру. Дерево обсохло. Пребывая в хорошем расположении, задудело. «У-у-у».

- Ты поешь! – удивился Коля.

- Конечно, – подтвердило Дерево.

- Как думаешь, зачем окно? – спросил мальчик.

- Ты, действительно, ничего не помнишь… -  Как-то по-стариковски шмыгнуло Дерево.  – Жаль…

Коля укоризненно взглянул на Дерево, которое ушло от ответа! Дерево, точно, знало, зачем здесь окно! Это чувствовалось по тревожному шелесту листьев. Но Дерево специально не ответило на поставленный вопрос. Коля отвернулся. Зачерпнув из котелка кипяток, поднес чашку ко рту. Из чашки колечками повалил ароматный густой пар.  Отпив, Коля восхищенно причмокнул. Напиток напомнил бабушкин сладкий чай.

 Липовый чай бабушка заваривала хорошо. Лучше всех! Как она там? Впервые за  время пребывания неизвестно где, Коля подумал о бабушке…

  Бабушка была старенькой. Часто ходила с палочкой. Никогда не снимала очки. Летом, в сырую погоду, обувала валенки.

- Ей много лет… - вздохнул Коля. – Справится ли, узнав, что я ушел?..

  Дереву самому было много лет. Слишком много лет, чтобы рассуждать об этом. Иногда Дереву казалось, что пора б и рассыпаться трухой.

  Прожитые годы не всем прибавляют мудрости. К Дереву это едкое замечание никак не относилось. Оно насквозь было пропитано добрым соком знаний и мудрости. Быстро поняв настроение мальчика, сказало:

- Кх-кх! Окно для тех, кто хочет вернуться.

- Домой? – Обрадовался Коля.

- Домой! – подтвердило Дерево. – Откроешь створку – окажешься в другом мире. Только…

- Что «только»?  - нетерпеливо вскрикнул Коля. Вскочив на ноги, он направился к окну, проверить, действительно ли открывается нарисованная створка.

- Ты не можешь так уйти, –  простонало Дерево. – Если ты сейчас уйдешь, то никогда не вернешься.

- А я не хочу возвращаться! Это твой мир, а не мой! – весело ответил Коля.

- Этот мир такой же мой, как и твой. – Дерево встало перед нарисованным окном, загородив ветками створку. – Это ты нарисовал окно! Ты сам для себя разжег костер и заварил чай! Ты – великий маг! Ты просто забыл…

  Коля расхохотался! Он – маг! Он – великий маг? Ничего глупей никто никогда не говорил. Ну, да. Мама часто говорила, что он красавчик! Папа, что он боец! Бабушка, что он – умен не по годам.   Мама, папа, бабушка – все они любят Колю. Любящие люди склонны к преувеличению.

- Если ты уйдешь, она так и останется без рук, – простонало Дерево.  

- Ты знаешь про женщину-птицу? –  изумился Коля. Женщина – птица обитала в другом мире. В его мире. Как Дерево могло знать о ней?

- Она не женщина-птица. Потому что не птица! – возмутилось Дерево. – Зачем ты ее взял с собой! – Дерево стукнуло мальчика по лбу крупной веткой.

- Ой! Больно! – мальчик попятился.

- Ей не место в том мире! – Листья отхлестали мальчика по щекам, словно банный веник. – Своевольный! Своенравный! Горделивый! Решил похвастаться! А о ней ты подумал? Каково ей! Там! Без рук!

  И Коля все вспомнил. Взявшись за голову, просидел на одном месте час или два. Не было ему оправданий! Но тогда он был другой… Совсем другой!

- Что я могу сделать? – тихо спросил Коля. – Я теперь мальчик. Просто маленький мальчик. Все знания утеряны…

- Не все, – уверило Дерево. – Если ты смог вернуться, значит, в тебе осталась сила. Ты должен всё исправить! Или доставить её к нам! Или принести ей руки!

- Как?

- Все ответы найдешь в старом городе. Отправляйся туда. Войдешь – начнешь сначала. С чистого листа.

  …Ручьи журчали веселые песни. Пчелы жужжали радостные истории. Подснежники кокетливо поправляли белоснежные локоны. Желание понравиться новому – ожившему миру переполнило природу от лепесточков до пыльцы.

- Весна? – спросил Коля, оглянувшись.

Дерево не ответило. Скинув сапожки, оно зарывалось в землю корнями.

- Хорошо- то как! - само с собой разговаривало Дерево. – Вольготно. Привольно. Никаких запасов еды впрок. Всего – вдоволь.

- А как же я? – уныло спросил мальчик.

- Дальше пойдешь сам.

- Смогу ли я перейти огненную реку? – разволновался Коля.

- Это для тебя не проблема, – сказало Дерево - и замерло.

                    ***

СТРАЫЙ ГОРОД ч.2

Через бурлящую реку был перекинут прочный мост. Когда он появился? Мальчик никак не мог взять в толк. При последнем осмотре огненной реки, а это было недавно, никакого железного моста не было. Сейчас же он сверкал, отражая языки пламени.

- Надежный мост, – уверился Коля. –  Мне туда.

Обреченно махнув рукой в сторону невидимого города, он зашагал  по мосту. Уже с середины моста мальчик разглядел город. Темный и мрачный, он безжизненными силуэтами проступил из гнетущей темноты.

У городских ворот лежали факелы. Стоило факел поднести к реке, дышащей жаром, как он, ярко вспыхнув, осветил путь.  Красная кирпичная дорога. Черные крыши домов. Слева и справа –  наглухо закрытые окна. Ни шороха. Ни звука.

- Никого.

Только он так сказал, окно дома открылось. Мальчику под ноги свалился горшочек с розами.  

- Не разбился горшочек. – Обрадовался Коля. – Не сломались цветы!  

Кто же совершил неблаговидный поступок!?  Прижав к груди горшочек, Коля открыл дверь дома, откуда предположительно вылетел «пострадавший». Так мальчик без стука проник в чужое жилище.  Осветив помещение факелом, увидел приятную обстановку: мягкую постель, письменный стол, изысканные стулья, удобные кресла, пышные занавески на окнах и причудливые выпуклые зеркала. Они были развешены так, что, отражая друг друга, множили предметы комнаты.

- Странный дом. Странная комната, – вслух произнес Коля. – Никого живого.

- А мы? – Возмутились Розы.

- Вот оно что!

Коля и Розам был рад! Неуютно одному в пустом городе.

- Как вы здесь выжили? В темноте?.. – посочувствовал мальчик цветам.

- Надеждами, – шепнули ему Розы.

- Что мне теперь делать? – спросил Коля у Роз.

Больше советоваться ему было не с кем. Ни людей… Ни зверья…

- Найди то, что сам для себя оставил. – Предложили Розы.

Одной рукой держа тяжелый факел, а другой – прижимая к груди горшочек с цветами, брёл Коля по безжизненному городу. От улицы к улице. От дома к дому. «Кто здесь? Кто?» - то и дело, вскрикивая, спрашивал Коля.  Розы молчали. То ли они не знали: живет ли кто в городе? То ли не хотели разговаривать… А  чёрные окна чёрных домов пугали мальчика. Ведь было ему всего шесть лет…

Перебарывая страх, гулко стуча крепкими башмаками по ухабистой кирпичной дороге, шел он вперед, размышляя. Башмаков – оранжевых и с бляхами - не надевал! Как они появились?.. Почему пришлись впору!?  В странных башмаках было удобно, почти как в кедах на физкультуре.  

В старших группах детского сада ввели по средам и пятницам урок физкультуры. Не то, чтобы Коле этот урок очень нравился, но на нём можно было бегать и прыгать, не получая строгих замечаний, а лишь хвальбу.

  Неновым башмакам со стоптанными каблуками и стертыми носами Коля обрадовался сразу!  И плащ, развевающийся при ходьбе, тоже «пришелся ко двору».  Мальчик из мира буйных запахов и громких звуков всегда мечтал именно о таком плаще! Об этом знали все! И мама, и папа, и бабушка. И даже женщина – птица. Она с легкостью разгадала, что  на Новый год маленький мальчик желал получить в подарок плащ настоящего героя!

  Плащ героя, свалившийся с неба, был немного великоват. Похоже, что он достался Коле с чужого плеча. Зато плащ, развеваясь время от времени, превращался в черные мощные крылья.  Плащ вел себя так, словно, ему всё по силам. Словно, он - главный в городе! И справится с любой задачей!

- Остановись здесь, – неожиданно попросили Розы.

Прервав поток важных размышлений, Коля, послушавшись, замер.

- Присмотрись, мальчик, – попросили Розы.

Коля подсветил местность. Всё те же черные окна черных домов. Никто не пошевелился за занавесками.

- Так не годится! – Возмутились Розы. – Не туда смотришь, мальчик!

Коля приблизил факел к кирпичной дороге и под ногами увидел, что справа от башмаков находится!  – трудно сказать для чего предназначалось помещение, - но мальчик решил, что это подвал.

В деревне у бабушки тоже был подвал – углубление в земле. В подвале бабушка хранила банки с огурцами и помидорами.

  Подвал города, - или, какое другое помещение, - кто-то закрыл на крепкий замок. К дужке замка прикрепили записку: «Ялок, если ты вернулся, значит, решил всё исправить. Удач!» - прочитал Коля. «Ялок». Задумался мальчик. Он быстро догадался, что «Ялок» - это его собственное имя, только наоборот.

В старом доме, в старинном зеркале все отражалось наоборот! Меж этими обстоятельствами определенная связь была. Вот бы ее разгадать!

- Так и будешь стоять? – спросили Розы.

- А что?

- Возьми ключ. Открой замок.

Рука сама собой потянулась вправо. В темноте нащупала крепкий булыжник. Из-под булыжника вытащила ключ. Рука всё это сделала сама! Словно была совершенно самостоятельной. Рука Колю не слушалась!

- Ну, вот, - довольно хмыкнули Розы. – Кое-что ты помнишь.

- Но я не отдавал приказания руке! – возмутился Коля.

- Все действия ты выполнил механически, – объяснили Розы, – потому что делал это много раз. Ты достал свой ключ! Которым откроешь свой замок! И войдешь в свою лабораторию!

- Лабораторию!?

Коля никогда не бывал в лабораториях. Когда был жив дедушка, Коля приходил в сарай, где дедушка «химичил». Именно так, усмехаясь, говорила бабушка: «Пошел дед химичить»,  когда кто-то из соседей спрашивал о дедушке.  Коля совершенно не понимал, чем в сарае занимался дед, но малышу нравились пряные запахи, исходившие от стола за которым «работал» дед.

Ключ подошел. Иначе и не могло быть! Крутая каменная лестница, представшая перед взором, вела куда-то глубоко вниз, - оттуда пахло сыростью. В стенах, покрытых зеленым мхом и плесенью, предусмотрительно были выдолблены широкие выемки. В них находились пузатые старинные свечи.  Фитильки свечей охотно разгорелись, стоило Коле передать им огня.

«Ялок вернулся!»  Коля оглянулся. На лестнице никого не было!

- Свечи, – охотно пояснили Розы.

- Понятно. – Сказал Коля.

На самом деле, ничего ему не было понятно. Мальчик просто спускался. Там, где закончится лестница, а случится это где-то глубоко под землей, наверное, он войдет в какую-то лабораторию.

- Пришли, – сказали Розы.

Коля стоял у железной двери. Дверь оказалась плотно закрытой и кепкой, поэтому подалась не с первой попытки - пришлось мальчишке приложить усилия.  

- Это не лаборатория! Я в лодке! В подводной лодке! – воскликнул Коля.  

- Не спеши с выводами!

В небольшой лодке через узкие отсеки были протянуты алюминиевые провода. И ничего более! Но в просторной каюте капитана ждал мальчика судовой журнал, письмо-послание и чашка, наполненная до краев странной красной жидкостью.

«Начну с письма», - решил мальчик. Коля умел читать. В старшей группе все умели читать. Все, кроме вихрастого мальчика Фрола. Так сложилось, что мальчик Фрол родился в неблагополучной семье. Об этом во время послеобеденного сна, который наступал с часу до трех, часто шептались воспитательницы и нянечки.  Думая, что дети крепко спят, они не стесняясь, рассуждали.   Но дело такое: кто-то спал, а кто-то подслушивал.

   Что значит «неблагополучная семья», Коля толком не знал, лишь немножко догадывался. Мальчик Фрол часто приходил в детский сад в изношенной грязной одежде и с синяками.   На занятиях воспитательницы настоятельно показывали Фролу гласные и согласные буквы. Из букв они вместе складывали слоги.  Слоги Фролу давались тяжело…   Другие дети хорошо читали. Коля читал лучше всех. Про таких говорят – «читают бегло».

«Янок!» Так начиналось письмо. «Я не знаю, как ты теперь выглядишь. И даже не могу предположить, что ты помнишь. Но поверь! Тот, который пишет это письмо – ты!»

Оторвавшись от письма, Коля взглянул на себя в зеркало. В каюте капитана висело  зеркало. Если от зеркала отойти на расстояние, можно увидеть самого себя в полный рост.

Рост у Коли был средний. Вполне средний рост для шестилетнего мальчика. Девочки Даша и Маша были выше Коли на «целую» голову, и это не смотря на то,  ходили с ним в одну группу детского сада.  

«Это ничего, – утешая, говорила мама. – Когда-то ты их перерастешь. Просто девочки развиваются быстрей мальчиков».  С такой несправедливостью Коля давно смирился и был готов ждать.

Плащ героя (явно с чужого плеча) волочился по полу. Зато башмаки! Коля ими залюбовался. На секунду-другую он забыл о письме. Забыл о подводной лодке и темном городе!

«Вот бы  необычные башмаки показать девчонкам!» - размечтался Коля. Даша и Маша нравились Коле с давних пор.  Со средней группы. С праздника цветов. На праздник цветов Даша и Маша пришли в дивных платьях, а их мамы вплели им в светлые косы настоящие цветы, которые благоухали.

«Кх-кх. Пора!» - розы настойчиво позвали мальчика. Горшочек с цветами Коля оставил на письменном столе у недочитанного письма.

«Не знаю, сколько ты прожил жизней.  Не могу даже представить, в каком возрасте ты пришел в город, который создал, но, чтобы продолжить начатое,  – испей из чашки. Прошу тебя, пей медленно. Когда плащ станет впору, а башмаки начнут теснить, остановись».  Продолжил читать Коля.

- Что-то мне всё это не нравится, – вздохнул мальчик. На глаза навернулись бусинки слез. Конечно, он мечтал о плаще героя, желая больших и маленьких приключений!   Если бы ему подарили «волшебный» плащ, Коля сел бы на рычащий мотоцикл. Нет, не за руль, а сзади папы. Папа, газуя, прокатил бы его по деревне. Соседские бабушки, глядя вслед тяжелому мотоциклу с блестящими боками, сердечно охая, говорили бы: «Вырос мальчонка. Герой теперь».

- Пей! – Потребовали Розы. – Ты здесь, чтобы всё исправить!

-  Не выпью, пока не узнаю, что случилось с городом! – воспротивился Коля.

Иногда мальчик проявлял незаурядное упрямство! В целом же он был благовоспитанным ребенком.

- Не узнаешь, пока не выпьешь! – прикрикнули Розы. – Кто тебе что скажет!? Кто расскажет? Тёмный город?

- Да-а-а… – потянул шестилетний мальчик. – Придется поверить самому себе. И выпить то, что я оставил сам для себя.

И он пригубил из чашки. Сделал один глоток – «подросли» ноги. Другой – вытянулись руки. Третий – раздалась грудная клетка. Плащ затрещал, обещая порваться.

Тем же временем башмаки стали теснить. Ялок быстро скинул их с ног. Перевернул в воздухе три раза – башмаки удлинились.

- Вот и славно! – Сказал Ялок. – Мальчишка принес в город священный огонь.

- Да-да, – подтвердили Розы. – Легко у него всё получилось! Подошел к реке. Опустил факел.

- Что ж, – сказал Ялок. –  Огонь еще пригодится. Им можно будет подсветить дальние улицы. А пока нужно сделать запись в судовом журнале.

Судовой журнал. Последняя запись - она была оставлена второпях: «730 г. Спешно покидаем город. Через секунду-другую  город покроется рябью. Затем - наступит мрак».

  Ялок хорошо помнил тот злополучный вечер… Они убегали. Второпях захватили с собой лишь самое необходимое. Она – розы. Он – книгу.   За прошедшие века в мире людей книга потерялась. Быть может, теперь хранится в каком-то захудалом провинциальном музее. Имеет некую антикварную ценность. Не более… Несмотря на то, что в ней важные схемы и алхимические формулы.

  Он не сберёг книгу.  У неё же получилось сохранить розы. Они – её единственные друзья. Мир людей не принял её такой. Без рук. С крыльями.   Он думал, что все будет иначе…

      ****

«Я вернулся».  Новая запись в судовом журнале.

- Как поступишь, Ялок? – спросили Розы. – С чего начнешь?

- Вначале подключу небольшую часть города. Нужен мощный разряд! Электрический импульс, пропущенный через кристаллы соли. Этого вполне, чтобы они очнулись.

Ялок вытащил из тайника мешок с солью. Если подключить один квартал, а не весь город, и мешка достаточно.

- Они  ничего не вспомнят, Ялок? – разволновались Розы.

- Не должны, – предположил Ялок. - Начнем сначала, не помня обид.

- А господин Абрикос? Как с ним поступишь?

- Оставлю его в темной части города.

- Навсегда? – испугались Розы.

Ялок широко улыбнулся. «Навсегда» прозвучало заманчиво. Лучшего наказания для бунтаря и подстрекателя не придумать!

Но Ялок когда-то любил Абрикоса. Когда тот был другим… Ах, какой замечательный рос поросенок! Весельчак и балагур, душа компании!  В те совершенно спокойные и благополучные времена для города никто из граждан и не мог подумать, что Абрикос подрастет настолько, что возжелает славы и захочет власти.

- Подключу его позже.

          Розы выдохнули. Розы симпатизировали тому – другому Абрикосу.

- Он не виноват, – сказали Розы. - Его личность кардинально изменилась под воздействием лести. Испортившись, он захотел убить тебя и жениться на красавице Абегаль!..

- Дело в прошлом!..

Ялок опустил рычаг. Лодка колыхнулась. За бортом ярко вспыхнул свет. К иллюминатору лодки, любопытствуя, приплыли медузы и крабы.

- Вот и славно! – обрадовался Ялок. - Пора наверх!

- Пора! – Поддержали Розы.

  Одна половина города была покрыта рябью. Внутри ряби осталось черное пятно. В нем спрятались муниципальный дом и сквер. В сквере на лавке спал господин Абрикос.  Остальная часть города осветилась теплым светом. В светлой части города воцарилась жизнь на грани хаоса.

- Кря-кря.

- Ко-ко.

- Му-му.

- Подвиньтесь, пожалуйста.

- Вам что, места мало?

- Вот вы какая!

- Вот еще! Му-му.

- Ничего не изменилось! – радостно воскликнул Ялох, объяв взором царящий переполох. – Приветствую тебя, мой славный город!

Ялок задышал полной грудью! Наконец, он дома!

Туда-сюда сновали звери и птицы. Кто-то хлопал крыльями, хлопоча. Кто-то щёлкал клювиком, упуская выгоду.  Другие просто торопились. А некоторые чуть не сбили Ялока с ног!

- Здравствуйте, господин Ялок. Ко-ко.

- Куда вы с выводком в такую рань, мадам Сушка?

- Ко-ко, господин Ялок.  Моим цыплятам пришла в голову восхитительная идея. Решили они записаться на бальные танцы к синьору Пляс! Торопимся мы. Пора нам, ко-ко. Не хотим быть последними в очереди.

- Конечно, мадам Сушка.

- До скорой встречи, господин Ялок!  

По шумным улицам города шествовали утки в нарядных красных пиджаках, петухи в ярких зеленых сапожках, куры в круглых белоснежных чепчиках, коровы в платьях в яркий цветочек, собачки в черных смокингах. Всё, как раньше. Как в добрые прежние времена.

Увидев оживший город, Ялок обрадовался так, что ему до бурчания в животе захотелось сладких блинчиков! Лучшие блинчики готовили в лучшей закусочной у тетушки Пончик.

- О! Ялок! – обрадовалась тетушка Пончик, как только открылась тяжелая дверь закусочной. – Тебе, как всегда, дорогой? С клубничным вареньем?

Ялок утвердительно кивнул головой. Мол, да. Как всегда. С клубничным вареньем! Присев за любимый столик у окошка, огляделся.

Несколько небольших столов в два ряда покрыты деревенскими скатертями с рюшами. На окнах - белоснежные занавески в сеточку. Стены в старых поздравительных открытках.  До чего же было здесь хорошо!

Напротив разместились Розы. Именно! Сами и уселись. Ялок им даже не помог. Как только ожила часть старого города, от глиняного дна горшочка отросли тонкие ножки в теплых башмачках. Теперь Розы «топ-топ» всюду следовали за господином Ялок, не отставая ни на шаг.

- Что я говорил! – шепнул Ялок Розам. – Они ничего не помнят!

- Они - нет! – Подтвердили Розы. – А Абрикос?

- Никогда не вспомнит! – уверил Ялок.

- Где будешь жить? – спросили Розы.

Ялок пожал плечами. Он ещё не думал об этом. В лодке, в каюте капитана много места, но там нет кровати. В доме Абегаль осталась кровать, но там наверняка замучает бессонница.

- Кря-кря. Десять блинчиков? Или больше? –  Высунув клюв из-за стойки, заботливо поинтересовалась хозяйка закусочной. И не дождавшись ответа, громко зачавкала.

  Тётушка Пончик была вполне упитанной особой. В своей закусочной меж столами она ходила бочком. Нисколько не волнуясь по такому «широкому» поводу, постоянно жевала пончики, блинчики и хрустела чипсами. Гора теплых блинов на красивой тарелке с синим ободком медленно приближалась к гостю. Тетушка Пончик несла тарелку на вытянутой лапке, подальше от длинного клюва - носа. Так можно уйти от прямого соблазна. Ещё вариант:  прикрыть тарелку с ароматным угощением широким пестрым фартуком! Но тетушка Пончик до такого ноу-хау не додумалась.

Когда тарелка заняла достойное место - в центре стола - тетушка Пончик, всё же не удержавшись, ухватила пару блинчиков.

- Кря-кря. Вкусно! –  жуя, сказала тетушка Пончик.

- Верю!

Скинув плащ героя, Ялок набросился на угощение. Один блин за другим проглатывал, не разжевывая! Словно не ел он сто лет!

- Там тебя не кормили? – сочувственно спросили Розы. – В город ты вернулся худым и щуплым мальчишкой.

- Кормили! – Ялок облизал тарелку. – Но у тетушки Пончик всё вкусней, чем где либо.

- Как ты жил? –  тихо спросили Розы.

- Жил не тужил, – сознался  Ялок.

- Про нас не вспоминал? – осторожно поинтересовались Розы.

- Нет, – честно ответил Ялок.

- Как она нашла тебя? – Розы, качнувшись, вытянули вперед слегка влажные лепестки. Мягким бархатом дотронулись до руки Ялока.

- Она поселилась рядом. В старом доме. – Ялок опустил глаза.

- Бедняжка… Она любила тебя…

- Знаю. Потому я здесь.

К столу медленно «подплыла» тётушка Пончик. Тётушка Пончик была крайне разговорчивой особой. Наверное, со всеми пышками так; пухлые дамы, особливо, любят поболтать, когда в их отличных заведениях, пропитанных дивными пищевыми запахами, мало посетителей.

В славной закусочной тетушки Пончик находилась Крякушка-Пеструшка, она пожаловала на крупные белые крошки и сладкий чай. Да Ялок с Розами, они пришли на блины. Вернее, на блины пришел Ялок.

- Кря-кря. Что скажу! – шепнула тётушка Пончик, склонившись над столом, - пышная желтая прическа хозяйки заведения тотчас встряла между Розами и Ялоком. –  Говорят, что другая сторона города покрылась рябью. К чему бы это? Кря-кря.

Ялок и Розы не имели возможности меж собой переглянуться! Поэтому они сделали предостерегающее «кхм-кхм».

Темную сторону города никто не мог видеть! Тем более, жители не должны были заметить временами проступающую рябь!

- Поясните, пожалуйста, тетушка Пончик, в чем дело? – Схитрил Ялок.

Отпрянув от стола и взглянув на гостей с хитрецой, тетушка Пончик важно раздула щеки. Прилежно поправив широкий фартук, расправив на нем каждую складочку, – тетушка Пончик была аккуратисткой, - разоткровенничалась:

- Кря-кря! Рано утром забежал Шумгам. И прокукарекал странную информацию! С вечера я для него испекла пышный пирог. Шумгам любит с вишней. А я люблю нашего Шумгама! Он звонко будит по утрам. Если бы не Шумгам, спала бы до обеда, как мой ленивый муженёк. А кто бы блинчики в закусочной пёк? А кто коктейли у стойки взбалтывал?

- Тетушка Пончик, что сказал Шумгам? –  почти равнодушным голосом спросил Ялок.  

  И получилось же справиться с волнением!

- Ах! Да. Кря-кря!  – спохватилась тетушка Пончик, ничего не заподозрив. – Петух Шумгам и его дружок – цыпленок Тамсям решили перейти черту.  Оттуда, с другой стороны города доносится странный звук! Шумгаму кажется, что в темной части города кто-то есть и он храпит!

- Чушь! – Весело воскликнул Ялок. – Так всем и передайте, тетушка Пончик! А нам  пора! До скорой встречи! Спасибо за блинчики.

- Кря-кря.

Ялок спешно покинул уютную закусочную на краю города. Торопливо устремившись вперед, в центр города, он недоумевал: «Как они могли увидеть темную часть города?»  

Розы едва поспевали за господином Ялок.

- Они увидели то, чего не должны были видеть! Прогресс. Развитие. Эволюция. Понимаешь, Ялок?

-  Машинка сбежала! – Воскликнул Ялок, о чем-то догадавшись.

Розам показалось, что Ялок, предчувствуя новый городской переполох, сказал нечто несуразное, к тому же, невпопад.  Розы ошиблись. Несмотря на то, что были умней многих. Можно даже сказать так: умней всех.

Ялок для цветов разработал особую программу: никогда не увядать, во всём помогать, про всех всё первыми узнавать.

Ялок сменил направление бега. «Нам нужно в дом Абегаль!» - выкрикнул на ходу. Розы заметались. Розы возмутились. Столько дел в городе! Розы заворчали: «Ты долго отсутствовал».  А навстречу неслись, растопырив крылья, гуси и утки, куры и цыплята. Бежали с тревожным мычанием коровы и залихватским лаем собачки. Все торопились в противоположную сторону. Жители хотели знать, если кто живой там – в черноте! А если никого там нет, то кто храпит?

Её дом. Дверь без замка. Она не любила замки. Она не любила препятствий. Ей нужен был покой. Только так она могла летать.

Зеркала. Слева и справа. Она никогда не летала над городом – тесно. Ничего не боясь, вылетала туда – в Бездну. Широко расправив крылья, парила.

Без особого труда – в нем была сила, знания и отвага, - соприкоснулся Ялок с Бездной.

- Она не человек! – выкрикнул Ялок.

- Она и не птица! – ответили ему.

- Верните ее! – попросил Ялок.

- Зачем? – Со всех сторон раздалось многоголосье.

- Ей хорошо лишь дома, – вздохнул Ялок.

- А там? Там? Там!

Голоса подхватили Ялока. Завертев, растянули в трубочку и пропустили через воронку. Из узкого отверстия воронки посыпались одна за другой крупные снежинки. Разлетевшись в разные стороны, укрыли снегом поля, луга и леса, чужие города, далекие берега.

- Я везде! –  неслыханно обрадовался Ялок. Будучи магом, Ялок мог многое. Он проходил через двери. Выходил через зеркала. Ему нравилось быть там и сям. Но в Бездне!  Он ощутил вездеприсутствие!

- Нет такого слова!

Он узнал её голос. Слегка властный. Словно, она главная. И эти капризные нотки.

Она летела над лесом, запорошенным мелкими снежинками.

- Глупый мальчик, – сказала Абегаль. – Это не лес, а сад. Цветущий сад. Весна, мальчик! Ты успел!

- Абегаль! Абегаль!

Его переполнила радость. Каждую клеточку. Цветок. Лепесток. Каплю. Весь мир осветился любовью к ней.

- Абегаль! – Он устремился ей навстречу. – Абегаль! Я так просил! И они вернули тебя.

- Что ты! Я сама вернулась.

Он закружил ее. А мимо проносились облака. Реки. Озера. Леса. Дома. Города.

 Когда впереди осталось лишь зеркало, они прошли через него.

- Ты дома! – выдохнул с облегчением Ялок.

Он крепко держал ее за руку. Ялок не мог выпустить ее руки. Вдруг ей вздумается полетать? Сейчас, когда в городе неимоверно много дел и пришло время исправить ошибку!

- Абегаль, у тебя руки!

Ялок не сразу понял, что произошло. У нее появились руки!..

- Да. – Довольно сказала Абегаль. – Теперь у меня есть руки. Ими я могу месить тесто.

Руками она обняла его. Крыльями прижала к себе.

- Пора. – Сказала Абегаль.

- Я не уйду! – Ялок отодвинулся. Почти отпрянул. – Нет! – Громко вскричал. - Ты же знаешь!..  Если я уйду, никогда не смогу вернуться. Лишь раз можно воспользоваться запасным выходом – нарисованным окном.  

  Он говорил быстро. Волнуясь. Запинаясь, проглатывал слоги.

- Бабушка тебя зовет. – Печально пропела Абегаль.

- Не слышу! – Ялок ладонями закрыл уши. Он ничего не хотел знать…

- Ялок, ты сможешь вернуться, – сообщила Абегаль.  

-  Невозможно!  

Она тихо рассмеялась. Вместе с ней рассмеялись розы, прилетевшие следом. Какое счастье, что все розы теперь были у неё дома!

- Я оставила для тебя подарок! – важно сообщила Абегаль.

- Она оставила для тебя подарок. –  Подтвердили розы.

- Я нашла твою книгу.

- Она нашла книгу! Она ее долго искала! – расшумелись розы. - Местами книга истлела. Но формулы работают!

- Так вот как ты вернулась! – догадался Ялок.

- Да!

          ***

В городе творилось нечто невероятное. Что-то невозможное! Жители, дрожа от страха, выстроились на краю светлой стороны. Никто не решался перейти черту. Даже смелый Шумгам!

«Хр-пр».  Доносилось из черноты и пугало до дрожи в клювиках, пяточках и копытцах.

- Абегаль!  – воскликнула тетушка Пончик.

Тетушка Пончик первой увидела Абегаль и ее руки.

– У нее руки! – Вскричала тетушка Пончик.

Толпа расшумелась. Расступилась. Все кудахтали наперебой.

- Руки! У Абегаль руки! Ко-ко-ко.

- Здравствуйте, дорогие! – Поздоровалась Абегаль с  жителями старого города.

- Кря-кря.

- Му-му.

- Кво-кво.

- Ку-ка-ре-ку!

- Гав-гав!

Все были рады видеть Абегаль!

- Я такая, как вы! – сказала Абегаль. – Ничего, что у меня есть руки. Зато теперь я могу месить тесто и вязать свитера.

- Ничего. Ничего. –  Согласилась толпа.

На несколько счастливых минут жители города забыли о другой – тёмной стороне  и о том, что там кто-то есть. Ведь не каждый день у Абегаль вырастали руки! Но потом толпа пришла в себя.  Горожане равнодушно отвернулись от Абегаль  и Ялока. Свои вопрошающие взоры они устремили в черноту.

  Чернота только казалась чернотой. Потому что иногда чернота светлела. И тогда это уже была не совсем чернота, а серое пятно, которое,  время от времени, покрывалось мелкой рябью.  Звуки, доносящиеся оттуда, не смолкали не на минутку.

- Кто так переполошил жителей? – совсем не строго спросил Ялок.

- Кто! Кто! Кукареку! Я первым услышал храп! – Шумгам шумно захлопал крыльями.

- Храп! Именно! – согласился Ялок. – И я знаю, кто там спит!

- Кто? Кто? – закудахтала Сушка. – Наверное, страшный зверь! Кво-кво!

- Нет! – Успокоил мадам Сушку и других жителей города Ялок. – Там спит господин Абрикос.

- Его нужно разбудить, -  предложила тетушка Пончик. – Он нас пугает. Если ему хочется спать, пусть спит на светлой стороне, чтобы мы все его видели.

Тетушку Пончик охотно поддержали другие жители города. Но никто из них не решился войти в черноту, чтобы разбудить господина Абрикоса.

Ялок смело шагнул в неизвестность. Рябь, возникающая, от случая к случаю, путаясь под ногами, мешала продвигаться через сквер.  Именно там, на краю сквера, на широкой лавке, подложив лапку под голову, сладко спал, громко похрапывая, господин Абрикос.

  Плащ героя развевался на ветру. Башмаки героя, хоть и не стучали по мощеной дороге, но явно придавали уверенности.  Вперед Ялок шёл на ощупь. Ничего не было видно. Ни озера, которое всегда находилось на этой стороне города, ни муниципальных зданий, ни парка аттракционов.  Шагать сквозь непроглядную черноту, даже зная, что  где находится – ужасно неприятно.  Вдруг Нечто, кого Ялок никогда не придумывал, неожиданно выскочит из-за дерева? Черного – пречерного дерева, растопырившего черные – пречерные ветки.

- Хрп-хрп.

Ялок двигался на звук, который приближался. Наконец он прямо-таки уткнулся в господина Абрикоса. Когда Абрикос был маленький и не был господином, весил он гораздо меньше, чем потом.  Как толстый господин Абрикос уместился на лавке (пусть и широкой), почему он не свалился в густую траву, выросшую в темноте, Ялок не мог взять в толк. Но господин Абрикос, умело поджав задние лапы, и не думал покидать полюбившуюся лавку. Может быть (и даже, скорее всего, что наверняка), обычному поросенку было б куда удобней лежать на мягкой траве, чем на жесткой лавке. Но только не господину Абрикосу!

  Когда Ялок, убегая, отключил всех, господин Абрикос шёл парком в муниципальное здание, в котором он обычно единолично заседал до обеда.  Сон подкосил его по дороге на работу.  Именно потому рубашка господина Абрикоса была белой, а брюки – синими. Господин Абрикос сам ввёл униформу для госслужащих. Сам и носил. Потому что других госслужащих в городе не было.

   Ялок хорошо знал, что разбудить господина Абрикоса не получится. Спал господин Абрикос необычным сном. Несмотря на то, что во сне ничего необычного с ним не происходило. Наслаждаясь яркими видениями, господин Абрикос, похрапывая, в охотку уплетал сочные фрукты и сладкие овощи. Не брезговал он и мягким хлебушком.

 «Хрп-пр-хр»!

 Ялок взвалил на спину господина Абрикоса. Тот даже не разогнул лапы в коленях.

 Жители города, не скрывая любопытства,  со всех сторон обступили спящего господина Абрикоса, когда Ялок смело перенес его из тёмной части города в светлую.

  - Он спит! –  первой громко возмутилась тетушка Пончик.

- Я встал на заре! Ку-ка-ре-ку! Разбудил город! А это госслужащий спит! – Шумгам больно клюнул господина Абрикоса прямо в пятачок.

  Господин Абрикос, звучно чихнув и крепче зажмурившись, перевернулся на другой тяжелый  бок.

- Живет за наш счет! – возмутилась мадам Сушка. –  Жирует! Смотрите, какие бока наел! Он ест даже во сне.

Господин Абрикос громко зачавкал.  И кто знает, чем бы закончилась история?.. Жители города с большим недовольством смотрели на толстого госслужащего. У некоторых возникло настроение перенести его обратно – на другую, темную сторону. И оставить там навсегда.

- Каждый имеет право на здоровый сон! – Важно сложив крылья за спиной, выступила Абегаль. – Быть может, нам только кажется, что господин Абрикос принимает пищу во сне. Это всего лишь наши домыслы. А что если, пребывая под чарами, он не теряет времени зря, а готовит важную предвыборную речь. Господин Абрикос думает о городских проблемах даже во сне.

Красавицу Абегаль жители города любили. Они ее любили всегда. И тогда, когда она была без рук. Потому, все слушали Абегаль, раскрыв рты и клювики.

Абегаль говорила решительно и долго. Она дала время Ялоку  добежать до подвала, спуститься по лестнице вниз, открыть железную дверь, войти в лодку, подключить другую часть города и разбудить господина Абрикоса.

- Хрп-пр-хр! – сказал господин Абрикос.

Как ни в чем не бывало, он уверенно поднялся на лапы, отряхнул брюки и брюшко и призвал всех жителей города голосовать за свою кандидатуру на предстоящих выборах.

   Жители быстро разошлись. Кто по делам, кто по домам. Господин Абрикос, еще немного постояв на перекрестке трех дорог и хрюкнув парочку раз, смело отправился на работу. Шагая светлым парком, который зарос густой травой, господин Абрикос недоумевал: отчего парковые деревья красные, а не зеленые?

- И отчего деревья не зеленые? – мягко спросила Абегаль у Ялока.

- Они так захотели! – ответил Ялок.

- Деревья? –  На всякий случай, переспросила Абегаль.

  Ялок утвердительно кивнул головой. Да. Деревья. Нельзя дать свободу наполовину. Так же, как нельзя кого-то сделать наполовину счастливым.

- Я исправил ошибку! – похвастался Ялок.

- Что ж, – рассмеялась Абегаль, – неизвестно, что ты здесь застанешь, вернувшись! Как далеко зайдет город, получивший свободу?..

- Посмотрим…

 Они подошли к огненной реке. Он должен был пройти по железному мосту, а она вернуться в город. Но они знали, что это не конец. Время пробежит быстро.

- Книга под верхней балкой задней стены дома. – Шепнула она на прощанье.

- Я вернусь! – пообещал Ялок.

- Я привыкла ждать…

Она отвернулась. Взмахнула крыльями. И поднялась вверх. Она не хотела, чтобы он видел её слезы.  Он смотрел, как она парила над плоскими крышами домов старого города. Больше не было нужды вылетать в Бездну.

Железный мост. Огненная река. Священный огонь. Ялок благодарил всех сердцем, душой, мыслями.

- Ты стал другим, – сказало Дерево, нежно обняв ветками друга.

- Раздался в плечах! – пошутил Ялок.

- Хм! – добродушно хмыкнуло Дерево. – Она вернулась?

- Да, – Ответил Ялок, – теперь она дома.

- Это хорошо, – радостно зашелестела густая листва. – Прощаемся?

- Прощаемся.  

ВОЗВРАЩЕНИЕ ч.3

- Коленька! Внучок! – Бабушка склонилась над внуком. – Очнись, малыш!  

Коля открыл глаза. Увидел над собой бабушку. За ней цветущий сад. Белым цветом покрылись деревья.

- Как в сказке! - шепнул мальчик и крепче прижал к себе книгу.

- Вставай, малыш. Ох, и напугал же ты меня! Смотри, какую шишку набил! – причитала бабушка.

- Я пропустил зиму, бабушка, – сказал Коля.

Мальчик встал на ноги. Расправил плечи. Поправил курточку. Отряхнул от строительного мусора сапожки.

  Ни плаща героя, ни башмаков с бляхами – не было…

- Почему пропустил, Коленька? Как это? Ничего ты не пропустил! – Бабушка оглядывала внучка со всех сторон. Может где ссадина? Или ещё, какая другая шишка? – Ну, вот… – обрадовалась бабушка, - целехонький. Ручки–ножки двигаются.

  Коля высоко подпрыгнул.

- Двигаются! – подтвердил мальчик.

- Я ж говорила тебе! Не ходи к старому дому. Ты ж не слушался! Хорошо, что так!

«Му-му». «Хрю-хрю». Донеслось со двора.

- Кушать хотят, – спохватилась бабушка.

- Бабушка! – воскликнул Коля. – Нельзя поросятам давать власть!

- Нельзя! - подтвердила бабушка и рассмеялась. – Ты в дом ступай. Я сейчас. Скоро. Накормлю животных, и мы с тобой чай попьем.

- Ага! Только я через сад.

  Вприпрыжку Коля влетел в сад. Деревья, увидев мальчишку, приосанились.

- Какие вы! – в восторге воскликнул Коля.

- Какие? – Спросили хором деревья.

- Красивые!

- А я невеста! –  кокетливо заявила тоненькая яблонька и закружилась. Белоснежная фата из мелких цветов закружилась вместе с ней.

- Первый раз цветет, – вздохнули старые яблоньки. – Сколько вёсен впереди!

- Я вас слышу! Слышу! – перебегая от дерева к дереву, мальчик радовался. Обнимая деревья, он смеялся.

- А нас? А нас? – щебетали птицы.

- И вас!

- А нас? – жужжали пчёлы.

- И вас! – уверил пчёл мальчик.

- Что за книжка в твоих руках, мальчик? – спросили пчёлы.

Пчёлы были любопытны, как всегда весной.  Пчелиный рой закружился над головой мальчика.

- Моя книжка! – гордо ответил Коля.

- Дедова книжка! – тут же не согласились с Колей деревья.

Начался шум – гам. Все заспорили меж собой. Кт-то уверял, что видел книгу раньше. Кто-то утверждал, что книга прибыла в дом издалека. Её привез с войны дед.

- Нет, – Коля стоял на своем, – книга моя!

На каменном крыльце запасного выхода из дома (именно оттуда можно было спуститься в сад и, пройдя сквозь него, оказаться у порога старого дома) появилась бабушка. Увидев Колю, резвящегося в саду, перебегающего от дерева к дереву, махнула ему рукой. Мол, чай «поспел».

Сидя за столом, внучок и бабушка, наслаждались обществом друг друга. Бабушка знала много историй. И за чаем,  она любила поговорить.

- Книгу, которую ты нашел в доме, ей много лет, – сказала бабушка. – Её дед привез с собой, когда с фронта вернулся. На каких землях он ее подобрал, никогда не говорил. Твой дед полмира кирзовыми сапогами обошел.

Коля знал, что дед служил в пехоте и пешком дошел до Берлина. За это его наградили медалями за смертельные бои и взятие Берлина. Дед часто показывал их. Иногда, обняв медали, тихо плакал…

- Бабушка, она очень старая, – доверительно шепнул Коля и крепче прижал к груди находку.

- Да. Наверное, – согласилась бабушка. – Дед над этой книгой годами бился. Всё знаки и формулы изучал. «Химичил» в своей лаборатории. – Бабушка махнула рукой в сторону запотевшего окна.

За кухонным окном, со стороны птичьего двора находился сарай – небольшая постройка, сколоченная из заброшенных досок. В сарае и была дедова «лаборатория».

– Ничего твой дед так и не «нахимичил». До самой смерти он пытался книгу разгадать. Да не вышло у него. А как нашего дедушки не стало, и эта книга пропала. Как ты её нашел?..

Бабушка протянула руку в сторону книги. Коля переложил книгу на коленки. Бабушка добродушно хмыкнула.

- Еще один, – сказала себе под нос.

- Бабушка, меня не было долгую зиму. Ты не заметила? –  Мальчик спросил, глядя бабушке в глаза.

Её зрачки расширились.

- Надо б тебя доктору показать! – бабушка привстала со стула. Через стол наклонилась к шишке, выросшей на лбу внука.

- Не надо, – Коля улыбнулся. – Я – фантазер! Ты же знаешь!

- Сказочник! – подтвердила бабушка. – Знаю.

Успокоившись, бабушка ушла по делам. У бабушки всегда было много дел. После деда осталось большое хозяйство. И бабушка никак не могла с ним распрощаться, хоть и была уже старенькая. Ходила сгорбившись. Шаркала калошами. Постоянно кряхтела. А летом носила валенки. Не тогда, конечно, когда палило солнце, а в непогожие дни.

  Коля остался за столом с липовым чаем и древней книгой.

  Если ему всё показалось? Нигде он не был! Никакой он не маг! На секунду, тот, который смотрел на книгу, засомневался сам в себе. Ведь было ему всего шесть, а плащ героя остался в другом мире. Но раскрыв книгу, рассеялись сомнения.  Знакомые формулы! Утерянные знания!

  Он вновь обрел прошлый опыт!  И… Абегаль!

В её мире время пробежит быстро. Она довяжет свитер и он вернется.

«Записка!» - Воскликнул Коля. Меж истлевших страниц старой книги лежало крошечное письмо от неё. «Мой мальчик, - писала она тогда, когда у неё еще не было рук. Но она умела всё делать и без них! Переворачивать страницы книги, писать письма, пить чай. Только с руками ей было куда приятней! Ими она могла месить тесто и вязать. – Не знаю, вспомнишь ли ты о том, что книга ждет тебя за балкой задней стены старого дома, где я оставила её для тебя. Надеюсь, что да. Хочется верить, что пройдя через окно, ты ничего не потерял. Сила в тебе! Счастливой жизни, мальчик. И возвращайся! Мы все тебя любим».

  Коля поспешно спрятал книгу в тайник. В доме у мальчика был настоящий и надежный тайник! О котором никто не знал. Даже бабушка. Хотя у Коли и сложились с бабушкой доверительные отношения. Хорошо скрыв ценность, Коля из большой картонной коробки охотно достал железную дорогу.

- Поиграем? – спросил он у паровоза.

- Пф-пф! С большим удовольствием! – ответил паровоз и помчался вперед, скрепя вагончиками.

До глубокого вечера Коля находился на игрушечной железной дороге. Он постоял на платформе, провожая в дальний путь скорый поезд. Отремонтировал пару вагонов. Без него не обошлась и большая загрузка товарного поезда.

Ведь было мальчику всего шесть лет…

 
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100