Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Грустная сказка про девочку Клару

В одном южном городе, в очень бедном доме родилась девочка. Она родилась в неопрятной комнате, где не убирали уже много дней. На окнах висели рваные занавески. На стенах были лохматые обои. На столе лежала грязная посуда с объедками. Мама и папа у девочки были попрошайками. Они не хотели работать. Мама сидела и просила милостыню у церкви, а папа попрошайничал в городском порту. Только девочка всего этого не знала, так как была еще очень маленькая. Миленькая и прехорошенькая: вся беленькая, с большими голубыми глазами, с ямочками на щечках.

— Зачем нам эта девочка? — спросил папа, как только она родилась. — Что мы с ней будем делать?

— Какой ты глупый! — возмутилась мама. — Мы ее завернем в старое одеяло, и я буду брать ее с собой. Теперь, увидев меня с такой славной девочкой, добрые люди будут больше мне подавать.

Девочку назвали Кларой, и мама стала брать её с собой. Действительно, заметив на руках у женщины маленького ребенка, люди охотнее кидали монеты в ржавую банку.

Прошло три года. Клара подросла. Она была совсем худенькой девочкой с печальными голубыми глазами. Она почти не умела говорить, потому что с ней никто не разговаривал. Она не знала ласковых слов, потому что никто ее ласково не называл, никто ее не гладил, не целовал. Если она делала что-то не так, всегда получала от родителей затрещины. Но Клара была доброй девочкой и не обижалась на маму и папу. Она уже начинала понимать, что они очень бедные.

— Зачем нам эта девочка? — спросил отец как-то вечером, когда Клара уснула. ‑ Толку от нее мало, а ест она много.

— Да, ты прав, толку от нее мало, нам стали меньше подавать, — согласилась мама.

Она совсем не любила свою дочь.

— Давай мы от нее отделаемся, — предложил папа.

И они решили избавиться от маленькой девочки. Понесли они ее в город на самую дальнюю улицу и, спящую, положили на порог какого-то большого дома. Клара не проснулась, она очень устала сегодня: целый день простояла на своих маленьких худеньких ножках у церкви. Спящая девочка осталась, а родители ушли, даже не оглянувшись.

Пошел дождь. Сначала мелкие капли не мешали Кларе спать, но дождь разыгрался. Большая капля попала Кларе на носик, потом на щечку — и она проснулась. Проснулась и очень испугалась. Одна, ночью, на темной улице и льет сильный-сильный дождь. Как будто расплакалось небо. Долго сидела девочка на пороге чужого большого дома, и, в конце концов, так продрогла, что решилась постучать в тяжелую дверь. Ей сразу же открыли, как будто ждали этого стука.

— Какая мокрая маленькая девочка! Хозяйка! Здесь девочка! Что мне делать?

— Бедненькая. Ее нужно срочно переодеть, накормить, обогреть.

Когда Клару переодели в теплую длинную рубашку, накормили супом, напоили горячим шоколадом, хозяйка взяла ее на руки, посмотрела ей в глаза и сказала:

— Солнышко мое, тебя мне послал Бог. Я буду твоей мамой, а ты будешь моей любимой девочкой.

Хозяйку большого, красивого и теплого дома звали Изабелла. У нее не было детей. Она была совсем одинокой. Очень-очень давно, когда Изабелла была молоденькой хорошенькой девушкой, ждавшей с войны своего возлюбленного, она точно знала, что в ее доме будет много детских голосков. Это будут девочки и мальчики. Ее любимые детишки. Изабелла так хотела детей!

Но война разрушила все мечты и надежды. Война сделала дом Изабеллы пустым. Не вернулся с поля боя возлюбленный, и в одночасье померкло для Изабеллы солнышко на небе, появилась горечь на душе. А годы проходили. Быстро и незаметно Изабелла из юной девушки превратилась в мудрую даму преклонных лет, и одиночество стало единственным и до боли навязчивым её другом.

Брошенная Клара. Одинокая Изабелла. Им должно было быть хорошо вместе. Клара крошечными детскими ручонками, огромными, как чистое небо глазками, нежным, переливистым, беззаботным смехом смогла бы избавить Изабеллу от одиночества. А у Изабеллы осталось столько нерастраченной любви в сердце, что Клара отогрелась бы в той любви, как маленький замерзший котенок отогревается после долгой холодной зимы под первым весенним солнышком.

Да, у них все могло быть хорошо…

Изабелла держала Клару на руках. Она пела ей колыбельную песенку. Клара была ведь еще совсем маленькой девочкой. От теплых рук, от теплых слов, от огня, который горел в камине, ребенок уснул. Первый раз в своей маленькой жизни Клара уснула с улыбкой на худеньком личике.

Изабелла унесла Клару в свою спальню, положила теплый крошечный комочек на большую мягкую кровать, укрыла красивым одеялом, села рядышком — и почувствовала себя такой счастливой! Впервые за долгие-долгие годы… Ведь так сладко было думать о том, что завтра она и Клара поедут в большой детский магазин и будут примерять там забавные шляпки, чудные башмачки, красивые платьица. А все самое лучшее они купят. Купят еще много смешных бантиков и ярких ленточек для косичек. Купят детскую кроватку, расписной надувной мячик и большую красивую куклу. А ещё купят много сладостей. А потом, радостные, счастливые, с покупками, они вернутся в теплый дом.

Изабелла сидела возле спящей девочки и прислушивалась к ее ровному дыханию, к ее детскому сопению. Да, это было счастье! В тишине, в ночи, в темноте у неё появился кто-то родной и близкий. Родной… Клара легко и просто вошла в жизнь Изабеллы.

 Поэтому когда маленькая детская головка стала вдруг метаться по большой белой подушке, страх мгновенно сковал сердце взрослой женщины. Волнение переполнило душу. Ужас появился в добрых мудрых глазах.

У Клары начинался жар. И Изабелла знала, насколько это опасно для маленькой хрупкой девочки. «В этом виноват дождь. Холодный дождь. Как же ты мог, дождь, так поступить со мной», ‑ Изабелла мысленно упрекала природу, а руки ее набирали номер телефона доктора.

Глубокая ночь. У кого-то телефон трезвонил долго. Где-то никто к нему не подходил. Душа Изабеллы молила: «Доктор! Умный! Мудрый! Пожалуйста! Только подойди».

— Слушаю вас, ‑ в трубке раздался мужской слегка недовольный голос.

Изабелла заговорила отчаянно быстро. Она просила доктора поторопиться. И услышала в ответ короткое слово: «Еду».

Поговорив по телефону, Изабелла вбежала в спальню. Свет! Везде, во всём большом доме зажгли свет. В спальне хозяйки его немножко притушили, так, чтобы девочке не резало и не слепило глазки. И вот теперь, когда Клара лежала не в темной комнате, а под мягким розовым светом, видно было, какая она измученная, какая она худенькая. И эта детская худоба была упрёком всему миру за нелюбовь…

«Ты ведь не заберешь ее у меня, правда, не заберешь?» — Изабелла прикладывала холодные мокрые полотенца к разгоряченному детскому лбу. Она молилась Богу. Она ждала доктора.

Звонок у входной двери. Служанка открыла массивную дверь. Уверенные мужские шаги послышались на лестнице.

‑ Доктор! ‑ столько в этом возгласе было мольбы и ожидания.

Доктор подошел к ребенку. Он не успел. Было слишком поздно. Ах, этот холодный дождь! Ах, этот маленький слабый организм… Клару уже ничто не могло спасти. Ни умный доктор, ни любовь Изабеллы. Она умерла. Она умерла, лежа в красивой постели, которая находилась в спальне, обитой розовым шелком. На детских губах осталась улыбка.

А за широким окном по-прежнему шел крупный дождь.

 


 
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100