Библиотека

быстрый переход в разделе

 
 
 
 

Промзона

              Одноактная пьеса в 3-х действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Варя – подросток; женщина в возрасте; обычной внешности

Лена – ученица школы- интерната; худая, изможденная 

Женщина - нянечка в школе-интернате 

Подросток - черноволосая девочка без ноги 

Директор – пожилой мужчина 

Приёмщица – женщина с румянами на щеках 

Цыганка

Люся – девушка из Пскова

Серёжа –  моложавый мужчина сорока лет; волосы ёжиком 

Надя – официантка 

Ксюша – подруга Вари 

Массовка: Черняа Смерть, Белый Ангел, Фея в блестящих одеждах

Вторая массовка: мужчины с барсетками; снежинки

Хозяйка 

Ольга – «девочка» по вызову; еще «девочки»: рыжеволосая, темноволосая

Блондинка, она же Оксана – молодая женщина; очень красивая; жена Сережи

                                      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

СЦЕНА 1

Ты можешь здесь жить так, как рассчитываешь жить, уйдя отсюда. Если же тебя лишают этой возможности, то расстанься с жизнью.

Марк Аврелий

 Тусклая комната. В глубине - кровати.  В комнату входит женщина, ночная нянечка школы- интерната. Она наклоняется над кроватью. Вглядываясь в  ребенка,  говорит грубо. 

Женщина. Кто ее водой-то окатил?

     С кровати вскакивает девочка – подросток

Подросток.  Сама попросила. Она задыхалась.

Женщина. Да сдохните вы все… Теперь  менять постельное бельё! 

 С небрежной легкостью, как тряпичную куклу, женщина перебрасывает кого-то на соседнюю койку. Лежавший на койке, подвинувшись,  жалобно скулит.

Женщина (прикрикнув). Цыц! Потерпеть не можешь! Сейчас сменю белье и заберу её.

  Скуление делается тише. Женщина копошится у кровати. Не отрываясь от смены постельного белья, говорит сурово.

Женщина.  Ну что, Таня, очнулась? 

     Худая девочка, вздрагивает и поднимается с кровати, куда её только что перебросили. Идет покачиваясь. На ней – белая сорочка до пола, прилипла к телу. 

Лена. Я… не Таня… Я Лена…

    Девочка качается, с трудом переваливается на бок. Стоит, дрожа. Видно, что ей холодно.

 

Женщина. Один черт. Таня, Лена… Все вы недоделанные. Мамки-папки вас наспех слепили, а нам теперь мучиться. И государству. Такие деньги на дебилов тратят! Кормит  советская власть  дармоедов! Лучше бы нам к зарплате рублик. Корячишься тут с вами за гроши.

   Женщина отвешивает подзатыльники всем, кто попался под руку: подростку и  Лене.

Женщина (приказывает). По местам!  И ни звука мне! (Уходит).

На сцене становится совсем темно. Тишина. В глубокой тишине звучит детский голос. За сценой – гнетущая мелодия.

Лена. В одной мрачной-премрачной комнате стоял красный гроб. В том гробу лежала мертвая красавица.

Подросток (приподнявшись с кровати). Мертвецы страшные и вонючие. Они не могут быть красивыми! Знаю! Видела! 

Лена.  Я так не буду рассказывать!

Голоса (наперебой полушёпотом) Рассказывай, Лена, рассказывай!..

Подросток (вскочив, говорит, держась за спинку кровати). Что вы знаете! Я видела мертвецов! А вы их не видели! Мертвецы все протухшие. Они нам погреб завоняли. В погребе холодно летом, их сгрузили с машины и скинули в погреб. А они стухли.

     На секунду вспыхивает яркий свет, он  падает лишь на черноволосую девочку, видно, что она без ноги. К ней подходит Варя – крепкая пятнадцатилетняя девочка, с двумя толстыми косичками

Варя. Заткнись, афганка! Мы твои сказки уже слушали. Теперь нашу послушай. Чего вскочила? Что надо? 

Подросток. Я за «уткой». (Оправдываясь). Мне срочно. 

Варя. То-то же. Взяла-подложила-уснула. 

Подросток. Я не себе. 

Варя. За дуру меня держишь? Мы все знаем, что ходишь под себя! Ссыкуха!

          Подросток прихрамывая, опираясь на  костыль, уходит за кулису.

 

Варя (командно). Кому еще «утку»? (Тишина). Вот только пойдите под себя! Провоняли мочой всю комнату. Лена, рассказывай.

Лена. Красавица в красном гробу медленно приподнялась. Уселась. Гроб на колёсиках поехал.

 

      Из-за кулис выезжает красный гроб. Медленно катится по сцене

Лена. Гроб проехал через комнату. Через большой дом. Выехал в поле. Красавица в гробу широко раскрыла алый рот. Из него шумной стаей вылетели чёрные-пречёрные птицы…

     Унылую музыку  сменяет гимн Советского Союза (куплет). Под гимн Советского Союза гроб уезжает. Из-за кулис  выходит девочка-подросток. 

Подросток. Так не бывает! Не бывает! Тот, кто умер, никогда не встанет! Я знаю! Я видела! Вы ничего не знаете про эту жизнь! 

Варя. Ты напросилась, афганка. 

      Из-за кулис выбегают девочки - подростки. Девочка с костылем тихо опускается на пол. Замирает в ужасе. Девочки - подростки набрасываются на неё. Бьют. По сцене туда-сюда перекатывается костыль. Правая половина сцены гаснет. (В это время девочки – подростки уходят за кулису). За сценой звонко звучит горн. Раздаётся радостный голос: «С Новым годом, друзья!». Вспыхивает яркий свет. 

    Из-за кулис  выходит  седовласый мужчина –   Директор школы-интерната. 

Директор (в зал). Дорогие товарищи и друзья. Идут последние часы 1984 года. Это был незабываемый год самоотверженного труда! Повсюду на советской земле уходящий год оставил добрый след. Выдающихся успехов добилась и наша школа. Созидательная деятельность наших учителей ознаменовалась великими победами! Повысилась культура. Упрочилось единство. Сплоченность вокруг Ленинской Коммунистической Партии! Ура, товарищи! 

 На сцену выходят девочки-подростки в парадной школьной форме (белые воротнички, белые фартуки). Строятся в ряд. Маршируют. 

    Занавес падает. Перед занавесом остается Директор. Из разреза занавеса выходит Варя

Директор (к Варе). Она умерла. 

Варя. Знаю. 

Директор. Ни капли сожаления? 

Варя. Мы не хотели. 

Директор. Вы её били ногами. 

Варя. У нас были ноги. (Жёстко, с вызовом в зал). И мы её били ногами. 

Директор. Твоя позиция мне ясна и понятна, королева замшелого государства. Но скоро ты поймешь, как тебе повезло. 

Варя. Как?

Директор. В техникум хочешь? 

Варя. Да. 

Директор. А в колонию не хочешь? 

Варя. Нет. 

Директор. Ты умная девочка, Варя? 

Варя. Да. 

Директор. Это хорошо. Будет для тебя славный подарок на Новый год. Хочешь посмотреть на фарфоровую посуду?

Варя (в зал). Так я узнала, что такое белый фарфор.

 

   Вместе уходят за кулису. 

СЦЕНА 2

У задней стены – квадратное  «оконце». На доске объявление: «Вы несёте ответственность за содержимое посылок». Из «оконца», то и дело, выглядывает женщина с яркими румянами на щеках. Она – приемщица передач для осужденных. Выглядывает – исчезает. Через время «оконце» шумно захлопывается.

 Налево от «оконца» - очередь из женщин с пакетами, тюками и сумками на тележках. В очереди стоят: Надя – ей лет сорок, Цыганка – глубоко пожилая женщина и Люся – молодая девушка из Пскова. 

  На Наде – сильно  изношенное пальто. На Цыганке –  цыганская шаль. Девушка из Пскова одета крайне безвкусно.

 

Надя  (к цыганке). «Дачка» протухнет. Мясо, колбасы. Душно здесь. 

Цыганка. Скоро откроют. 

Надя. Одна из ларца. 

Цыганка. Одна. Сегодня она без помощников. Управится ли?

     «Оконце» распахивается. Показывается приёмщица. 

Приёмщица. Принимаем до четырех. Потом ни одной передачи. Дамы, отойдите от окна. Не мешайте работать. Встаньте в очередь. И перестаньте галдеть! 

  Женщины, стоящие в очереди, суетятся. Толкаются. Плотней прижимаются друг к другу. Выталкивают из тесных рядов самую юную -  Люсю (девушка из Пскова). Люся сопротивляется, как может. Пытается встать на прежнее место.

Цыганка. Ты здесь не стояла! Вали отсюда!

Люся. У меня там муж. Пропустите, пожалуйста. Она ведь в четыре закроет. Я издалека. Из Пскова. Куда я с едой? Куда я дену продукты? А он голодный. Пропустите меня, тетеньки!..

        Кто-то из женщин: «Муж. Объелся груш». Раздается дружный хохот.

 

Люся. Жалости в вас нет!..

     Садится на пол. Плачет. К ней подходит Варя.

Варя. Вставай. Расселась тут. 

Люся. Толик мне не муж. 

Варя (раздраженно). Какая разница! Муж – не  муж. Поднимайся. Простынешь.

Люся. Мы живем по соседству. Вернее жили. 

    К Люсе подходит Цыганка. Легко ставит её на ноги.

 

Цыганка. И за что сел сосед?

Люся. Украл мотоцикл. 

Цыганка. У меня там три сына. Здесь – три «дачки». 

Люся. Это надолго… 

Варя. А ты спешишь? 

Цыганка (вынимает трубку, крутит её, кладет обратно в карман). Курить нельзя. Задохнёмся. 

Варя. Сортир забился. Он через стенку. Оттуда запах. (Машет рукой в сторону).

Цыганка (к Люсе). Ты пристройся последней. С последней спрос маленький. (Сердобольно). У тебя тоже примут. Куда она денется. (Указывает на приемщицу). 

     

По ту сторону приемщица передач стряхивает пот со лба. Он падает на сырокопченую колбасу. Видно, что приемщица устала. Она устала  резать и  кромсать. Из очереди: «Эй! Аккуратней!»

Приемщица.  Не осужденные, не кричите! Пока я добрая, принимаю всё и у всех. (Сурово). Если разозлюсь - осужденные – ваши мужья, сыновья и братья - останутся без третьего. (Угрожающе). Переломаю сигареты.

 

      Появляется лавка. Цыганка садится на лавку лицом к зрителю. Рядом с ней слева от цыганки пристраивается Варя. К ним подходит Люся, присаживается справа от Цыганки. 

Варя. Мой директор, он воровал мешками и тушами. Я видела. Я всё видела. Меня не стеснялись, потому что не замечали. Я прислуживала в их доме, пока не поступила в торговый техникум. 

Цыганка. Интернатовское детство?

Варя. Но мне еще повезло! 

Цыганка. Оно и видно. 

Варя. Когда я в их дом попала, кормили исправно, вовремя. Но никогда не приглашали за общий стол. 

Цыганка. Кто ты такая, чтобы с ними за общий стол? 

Варя.  София, его жена, приносила еду в детскую. 

Люся. Почему в детскую? 

Варя. Я ухаживала за Анютой. Анюта была смышленой девочкой. Развитая не по летам. Еще я у них стирала.  За кого они меня держали? 

Цыганка. Ты злилась?

Варя. Их дом стоял напротив территории школы. В их доме я бывала часто. У красивого дома росли сливы. С тех пор я люблю сливы. Я привезла их ему. Примут?

Цыганка. Примут. 

Варя.  А болгарский перец?  А помидоры?

Люся.  Там у всех авитаминоз. (Вздыхая). Толик за мной ухаживал. Если бы его не посадили, мы поженились бы. Следующей осенью.

Цыганка.  Сколько тебе лет?

Люся.  Двадцать.

Варя. Грудь плоская. Думала – подросток. 

Люся (не обижаясь). Все так говорят. 

Варя. В пятнадцать  лет мои бедра были крутыми, а грудь такой пышной, что не умещалась в тесный лиф. 

Люся. Мне бы так…

Варя. Я страдала, стесняясь этих грушевидных форм.

Цыганка (смеясь). Грудь четвертого размера — это скорее серьёзное достоинство, чем недостаток. (Трогает свою грудь). У меня – четвертый. 

Люся. А кто у тебя там?

Варя. Серёжа. Он учился в параллельном классе. 

Цыганка. Сирота?

Варя. У него была бабушка. На лето он уезжал к бабушке-опекунше.

Люся. Я тоже выросла с бабушкой… Мама пила. Отца не было. 

Варя. Серёжа не был, как все мы, совершенным сиротой, но его бабушка была  слишком старенькая… 

Люся. А ты круглая сирота? (Заинтересованно). Ни мамы, ни папы, ни бабушки? 

    Цыганка поворачивает голову в сторону Вари. Смотрит на неё пристально.

 

Варя. Что? 

Цыганка. Рассказывай. (Ест хлеб). 

Варя. Серёжа учился с нами, а каникулы проводил дома. Таких детей в школе было мало. 

Люся. А каких было много? 

Варя. Мы постоянно жили при интернате. За высоким забором. (Хохочет). А летом, когда преподаватели сбивались в кучку посплетничать,  мы гурьбой висели на том заборе, как обезьянки. И кричали прохожим: «Тетенька, дай хлебушка». (Цыганка протягивает хлеб).  Или: «Дяденька, кушать хочется».

Цыганка (сочувственно). Вы голодали?..

Варя. Нет. Никогда. (Берет хлеб, надкусывает). Советская власть исправно кормила нищих и обездоленных. 

Люся. Зачем же вы попрошайничали? Не понимаю. 

Варя. Игра такая. 

Люся. А смысл в чём? В любой игре должен быть смысл. 

Варя. И в нашей был! Мы наблюдали за людьми. Как те шарахались от забора. Кто-то прятал глаза. Кто - то грозил в нашу сторону кулаком. А кто-то и свой хлеб отдавал. Люди с работы шли. Продукты домой несли. Вот, кому доставался трофей, тот и победитель! 

Люся. Я поняла… 

Цыганка. Что ж тут непонятного? 

Люся. Ваши дети тоже попрошайничали? 

     Цыганка отвешивает Люсе подзатыльник.

 

Цыганка. Вот сразу видно, что ты из Пскова. 

Варя. Тем днем, в летнем домике мой директор появился неожиданно. И с усмешкой уставился на мои босые грязные пятки. Навсегда запомнила его кривой рот. 

Цыганка. В молодости у меня был такой. С причудой. 

Люся. Муж?

    Цыганка опять отвешивает Люсе подзатыльник. Потом целует её в голову

Цыганка. Мала ещё. Ничего… Это быстро проходит. 

Варя. Я не успела помыть ноги. Меж пальцами ног скопилась пыль.

Люся. У тебя до него был секс? 

 

     Варя кивает головой

Люся (догадливо). С Серёжей? 

      Варя кивает головой. 

Варя. Директор дышал прерывисто. Потом дал мне денег. Я купила много-много превкусных конфет. Нам разрешали посещать поселковые магазины. 

Люся. А Серёжа узнал? 

Варя. Нет. Он ел конфеты. Часто. Ел и радовался. 

Цыганка. Недетские игры… 

Варя. Я ничего не рассказала Софии, его жене. Зачем? Я должна была скоро уехать. Меня ждал техникум. Я просто у него попросила еще денег. Много денег! 

Люся. И он дал?

Варя (зло). У него были деньги! Как только на него не завели уголовное дело?

Люся. Из-за тебя?

Варя.  Разве моя судьба чего-то стоила?

     Цыганка берет Варю за руку. Рассматривает. Разглядывает линии, бегущие по ладони

Варя. Что? 

Цыганка. Ты рассказывай. Что? Всё, о чем думаешь, говори. Что не отпускает, отдай ветру. (Размахивает руками). 

Варя. Его не посадили. Он откупился. Остался на должности. 

Люся. А за что должны были посадить? 

Варя.  Детей, которых директор отправил за границу, больше нет. Никого из малышей более нет в живых.  

       Цыганка берется за голову. Стонет. Из-за кулисы выезжает плаха. Прокатываясь по сцене, уезжает за кулису.

 

Цыганка. Таких вешать надо!

Варя. Закат советской власти. Предчувствие разбоя и вседозволенности. Никому не было дела до маленьких сирот. Лишь его жене, Софии. Она кричала: «Как ты смел? У тебя свои дети!»

Люся. А он?

Варя. Он говорил, что у нее шизофрения. Я всё слышала. 

Люся. Она ушла от него? 

Варя. Нет. У нее было много шуб… Она родила ему мальчика. 

Цыганка. Негодяй! Преступник! А мои дети за что там? (Плачет). За поджог… Никто не погиб. Никто… Лишь дрянной соседский сарай сгорел. И поделом соседу-стукачу! 

Варя. Я уехала в Ленинград. По направлению в торговый техникум. Сирот в государственные учреждения принимали вне конкурса. Тогда. 

Люся. А Серёжа?

Варя. Затерялся в мечтах. 

Люся. А потом вы встретились? 

Варя. А потом я встретила старенького преподавателя химии. Он любил реактивы. И мою большую грудь.

     

Цыганка перестает всхлипывать. Достает карты. Подбрасывает их вверх. Одна карта падает на пол рубашкой вверх.

 

Цыганка. Ты вышла за него замуж?

Варя. Другим девочкам и мальчикам помогали. Родители, родственники. Студенческой стипендии ни на что не хватало. Мне очень понравился его маленький уютный домик в Гатчине. Вокруг дома пышно распустились цветы.

Люся. Сколько ему было?

Варя. Шестьдесят. 

Люся. А тебе?

Варя. Мне восемнадцать. 

Люся. Вы жили счастливо?

Варя. Он быстро умер. Я не знала о дарственной. Его сын приехал и все объяснил. Так я оказалась в общежитии. В комнате – восемь женщин. Всем за тридцать. Только я и Ксюша – моя подруга, мы были студентками. Такая убогость… Страшная нищета. Уставшие лица. Обреченность в глазах. Они приходили на рассвете, возвращаясь с ночной смены, и падали, как подкошенные, не снимая обувки. 

Цыганка. Ты мечтала о другой жизни… 

Варя. Да. 

Цыганка. Ты проживаешь не свою судьбу. (Поднимает карту с пола. Прячет её в карман). 

Варя. Разве?

Цыганка. У тебя есть мать. Ты её скоро встретишь. Хоть и не ждешь этой встречи совсем. 

Люся. А меня? Что ждет меня? 

Цыганка. Свадьба! Скорая свадьба! Твой суженный за каменной стеной. 

   

 Варя хохочет. 

                                             Занавес

 

                                       ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

      СЦЕНА 1

    Мрачная, убогая комната. Время близится к полуночи. Горит ночник. Справа – слева – кровати, они пустые. По центру – две  кровати, на них спят девушки. На сцену, крадучись, выходят фигуры мужчин. Одной девушке закрывают рот. На другую набрасываются. Из-за кулис пьяный голос: «Пойдем домой! Ты да я, да мы с  тобой». Насильники с хохотом убегают.

 Полная тьма. Бьют часы. 

 Рупор на стене передает отчетливо: «Плановая экономика СССР добилась наивысших достижений. Национальный доход вырос на 41, 5% вместо 38% по плану. Реальные доходы на душу населения – на 33% против 30%. Ускорились темпы роста продукции сельского хозяйства». 

  Полутемно. Тишина. Свет в комнате делается значительно ярче. Одна из девушек – Варя. Она молодая, красивая. Сидя  на кровати, зовет другую девушку. Та не шевелится

Варя. Ксюша. Ксюша. Ты живая? 

Ксюша (тихо). Кругом клопы. 

Варя. Они живут в протухших матрацах. 

Ксюша. Пожалуйста, смените декорации! (Кричит). Эй, вы, там, наверху! Что ж вы молчите! Глухие?

Варя. Ксюша, не надо. 

Ксюша. Я устала! Дайте мне другую жизнь! Эй, наблюдатели! (Садится на кровать). Тошно мне. Тошно. 

Варя (стучит по  матрацу). Клопы перескакивают с койки на койку. Пьют кровь. (Бьет себя по руке). 

Ксюша. Дешевые декорации! (Сбрасывает белье и матрац на пол). Это ветхое белеё! Этот изнурительный день! Страшная ночь… 

Варя. Утро. Скоро наши с ночной смены вернутся. Тебе надо умыться, Ксюша. 

Ксюша. Умыться! Не отмыться, понимаешь! Четверо держали меня за руки.  Почему так, Варя? 

Варя. Потому что никому нет дела до нас. Но мы сильные, Ксюша. А ты представь себе, что ничего не было. Тебе приснился плохой сон. Ничего не было, подружка. 

Ксюша. Умная? (Набрасывается на Варю). Умничаешь! А я их засужу. Я их посажу! 

Варя. Дует со всех щелей. (Крутит головой).

Ксюша. Октябрь. Дожди. 

    Ксюша поднимает с пола матрац. Застилает койку бельем. 

Варя. Это была шутка. Просто шутка. И мы никому о ней не расскажем, да? Иначе… Сама знаешь. 

Ксюша. Да. Знаю. Отчислят из техникума. Выгонят из общежития. 

Варя. Скоро мы закончим этот чертов техникум. Получим распределение. У нас будет своя комната, Ксюша. У нас будут деньги, чтобы снять комнату!  Если мы всё забудем;  всё, что здесь случилось. 

Ксюша. Как мне жить с этим? 

Варя. Они просто слишком много выпили. Они не хотели так. 

Ксюша. Эй, вы, там, наверху! Помогите! Перепишите мне судьбу! 

   Ксюша садится на кровать. К ней подходит Варя.

Варя. Ты помнишь детство? 

Ксюша. Я помню протухшие яйца на Пасху. Нам их выдавали  тайно и поштучно. Протухшие яйца. 

Варя. Кого из наших ты хочешь увидеть? 

Ксюша. Всех. 

Варя. И я. Всех. Особенно Серёжу. Я найду его. Интересно, как сложилось его судьба?..

Ксюша. Никак. Нет в жизни справедливости. (Уныло). А помнишь, ты заболела ветрянкой? И угодила в лазарет. А он пробрался к тебе через наш потайной лаз?

Варя. Помню…  

Ксюша. Мы мечтали о другой жизни. А получили… Грубый секс. Стол. Чайник. 

Варя. Чашка горячего чая! Вот то, что тебе нужно. И умойся, пожалуйста.  Скоро наши – пожилые с работы вернутся. 

Ксюша. Никто из учителей не знал про тот лаз. И мы путешествовали по нему, сколько хотели. 

Варя. Мы выберемся отсюда. Я тебе обещаю! 

Ксюша (в зал). Мне приснился  сон. Женщина в странной одежде. Чёрное пальто. Пестрый кушак. Её окружали семеро детей. Мал мала меньше. Я вошла в чужой дом. Вглядывалась в незнакомые лица. Я не знала никого из них. Не узнавала. (К Варе). Я умру, Варя? (Встает. Медленно поднимает подол. Открываются коленки. На пол льется красная жидкость).

Варя (хватаясь за голову). Что делать? (В зал). Не стучите ложками по пустым алюминиевым мискам! Что вы хотите от меня? 

      За сценой гремит голос, кажется, что раздается он из рупора: «Перестройка». «Гласность». «Демократия».

      Ксюша ложится на пол. Смотрит в сторону кулис.

 

Ксюша. Свои. Чужие. 

     Из-за кулис выходят люди в костюмах ряженых. Чёрная Смерть (в черном). Белый Ангел (он в белом с головы до ног). Фея (в блестящих одеждах). Черная Смерть  подходит к Ксюше, лежащей на полу. Склонившись над ней, говорит в зал.

 

Черная смерть. Вам нужно умереть. 

Ксюша. Почему? 

Черная смерть (в зал). Вы убили своего ребёнка. 

                Гаснет свет. Полутемно. Толика света в форме серпа падает в центр сцены. В свете - Белый Ангел, размахивая крыльями, танцует.

 

Варя. Эй! Вы! Свидетели! Зажгите свет! 

      Ярко вспыхивает свет. На полу сидит Варя. На ней черное платье. На голове – черная косынка. К Варе подходит Фея.

  

Фея (в зал). Время – бесконечная нить. На нить мы нанизываем картинки. Одну за другой. (К Варе). Перепутаешь картинки, запутаешься в судьбе. Останешься одна, не ищи его. 

                                                            (Занавес)   

СЦЕНА 2

Сцена разделена на две части. Направо – две «шконки». Они расположены напротив окна. На окне – решетка. За решёткой – сухое («мертвое») дерево. На нижних «этажах» сидят двое мужчин, одетых  в трико. На их телах – татуировки.  Мужчины играют в шахматы. 

У одной из «шконок» находится Сережа – моложавый человек с сединой в волосах, в руке он держит телефон (старого образца).

             Налево  – стена с окном. За окном – сирень. У стены – кровать. На кровати сидит Варя (возраст один в один, как в первом действии, сцене 2) . На коленях – стационарный телефон. 

Варя (в зал). Он сам меня нашел!  Он мне позвонил. Я была так счастлива!

Сережа.  Я скоро вернусь.

Варя.  Я совсем одна. Я давно одна.

Сережа. Подожди немножко.

Варя. Где ты?

Сережа. В командировке. 

Варя. Где именно? Мне нужно знать.

Сережа. Недалеко от города. Я по тебе скучаю… Я очень люблю тебя. Я знаю запах твоей кожи. 

Варя. Как я раньше жила без тебя? 

Сережа.  Я скоро вернусь. Обниму тебя. Покачаю на руках. Я скоро приеду, потерпи.

    Одна половина сцены погружается в темноту. Варя отбрасывает телефон в сторону, мечется по сцене

Варя (в зал). Вдруг он исчез. Неожиданно. Перестал звонить. Перестал писать. 

     Громко звонит телефон

Варя (в трубку). Алло!

Мужской голос. Воспаление легких. Ему нужны лекарства. Список в аптеке.

Варя. Лекарства!  Кто вы? Откуда вы? 

Мужской голос. Он не хотел вам говорить. Не хотел вас расстраивать. В «Кресты» градусники нельзя. 

Варя (в зал). Я должна была догадаться.

      На сцене, на второй половине вспыхивает свет. У «шконки» на табурете сидит Сережа, на нем теплый свитер. Сережа и Варя  смотрят в зал.

Варя.  Сколько тебе еще сидеть?

Сережа. Дадут два года.

Варя. Два года! Два года…

Сережа. Милая, у меня «отшмонали» телефон. Говорю с чужого. 

Варя.  Что? Я не понимаю. 

Сережа (раздраженно). Какая ж ты непонятливая, Варя! Как же ты изменилась. (Глухо). Пришли менты. Кто-то заложил «курок». Нашли телефон. Прости. Я не смогу тебе больше звонить.

Варя (в зал). Как?! Я так привыкла к его звонкам!

Сережа. У тебя есть лишние пять тысяч?

Варя (в зал) Лишние? У меня? Я копила на сапоги. 

Сережа. Ну?

Варя.  Да. Есть.

Сережа. Скоро мы будем вместе. У нас будет свидание! Трое суток! Мы встретимся. Обнимемся. Счастье будет. 

Варя. Счастье… 

Сережа. Ты ведь приедешь ко мне? 

Варя. Да. (В зал). А чего мне бояться? Чесотки!? Педикулеза!? Бравых охранников через стенку? Смешно… 

Сережа. Что тебе смешно? (Раздраженно). Здесь холодно. Сыро. Голодно! 

     Сережа нервно ходит по сцене. Пинает ногами кирзовые сапоги, стоящие у «шконок». 

Варя. Я понимаю… 

Сережа (мягко). Завтра тебя будут ждать в два часа дня.  В кафе. Ты им отдашь пять тысяч. И мне принесут телефон. На воле он стоит дороже! А здесь все можно купить по дешевке.

Варя. Да, милый.

Сережа (нервно). Я точно знаю, сколько стоит такой новый!

Варя. Тот, который купим мы, он ворованный?

Сережа. Какая разница? (Грубо). Это не наше дело! (Устало). Главное, что я смогу тебя опять слышать. (Нежно). Я люблю тебя, Варя. Очень люблю. И не могу жить без твоего голоса. Без тебя. Если ты исчезнешь, я умру. Запомни это! Мне без тебя ничего не нужно. Ты поняла?

Варя. Я поняла. 

    Подходит к радиоточке. Включает ее. Оттуда: «Президент изучает масштабы политического ущерба, нанесенного конституционному строю Российской Федерации Съездом. Результаты работы Съезда внушают глубокие опасения. Его решения серьезно усугубили дисбаланс властей, поставили под угрозу государственное устройство и порядок в стране». 

 В зале звучит музыка из «Лебединого озера».  За сценой – пушечная пальба. 

                                                               (Занавес)

                                                                  

                                                                       СЦЕНА 3

За сценой – скрип тормозов и сигнальные звуки машин. Занавес открывается. В центре - пивная палатка. На ней надпись: «Клинское».  Прямо - кустарники.  Направо  — длинный стол.  У стола - стулья с пластиковыми сидениями. Налево  - старый рукомойник. Из-за кулисы выходит Варя. Оглядываясь, кого-то ищет. 

Варя (в зал).  Вы не подскажите, как мне найти Надежду?

    Из-за кулисы выходит официантка Надежда

Надежда.  Надя — это я. Подождите немного, дамочка, обслужу клиента и вернусь к вам. (Уходит). 

Варя (в зал). Отекшие ноги. Целый день на ногах. Мне бы чашку чая.  И где туалет?

         Из-за кулис выходит Надежда. Машет в сторону кустов.

Надежда. Туалет – там. Руки помоете у рукомойника.

Варя. Конец города. Конец света?

Надежда. Зачем вы так, милочка?

Варя. Простите. Я вспомнила трудное детство.

Надежда. Я принесу чай. (Мягко). Отдыхайте. (Уходит). 

Варя (в зал). На лето учеников нашей школы вывозили в пионерский лагерь. Никто из нас не был пионером. Но полуразвалившиеся бараки назывались пионерским лагерем. Весной бараки подкрашивали. Заносили в них кровати. Матрацы. Пищеблок посреди лагеря тщательно проветривали. Начищали до блеска плиту в столовой. Тяжелыми мешками свозили в лагерь крупы и муку. Летом ворота лагеря распахивались. Кругом лес. Мы редко пользовались деревянными сооружениями с дыркой посередине.

               

Варя подходит к рукомойнику.

Варя. Рукомойник. (В зал). Вы когда в последний раз видели рукомойник? А вот мне повезло.     

       

 Варя ополаскивает руки.

 

Варя. Уважаю «новых русских»! Все у них как надо.  Дома. Тачки. Тряпки-шмотки. А здесь (разводит  руками) – словно остановилось время. 

            Из-за кулисы выходит Надежда. Выносит чайник и две чашки. Ставит их на стол.

 

Надежда. Почти общепит. Но наши посетители довольны! (Наливает чай). Пробуйте чай! Угощайтесь. Травы собирает сын хозяина. Разбирается парнишка. Чай хорошо утоляет жажду. Придает силы. Устали с дороги? 

Варя. Устала. (Присаживается). Шестидневка. Один выходной. 

Надежда. Кем вы работаете?

Варя.  В моей подсобке такие же чашки. (Вынимает из сумочки деньги, протягивает их).

            

Надежда отрицательно водит головой

Надежда (уверенно). Пять пятьсот.

Варя (растерянно). Мне сказали — пять.

Надежда. За пять было вчера. Теперь пять пятьсот. У вас там кто?

Варя. Кто?.. (В зал). Я его жалела. Он снова ходит строем.

Надежда. Кто?

Варя. Друг. Близкий друг… 

Надежда. Его бог умом обидел?  Почему ты его жалеешь? 

Варя. Я знаю весь распорядок его дня. Каждую секунду его жизни. Подъем. Плац. Проверка. Завтрак. Обед. Проверка. Ужин. Проверка. 

Надежда. На ноги свои посмотри! И на мои посмотри! (Задирает юбку). Кто меня пожалеет?  Третья ходка! (Зло к Варе). Жестокие они!  У тебя дети есть? 

Варя. Нет… 

Надежда. У меня – трое! Их кормить надо! А он мне: «Милая, день выдался тяжелый, мы долго стояли на плацу. Три часа!» Тьфу! Я по двенадцать часов, как белка в колесе. И добренький такой. Оттуда. Потому что жрать хочет!  

Варя. Им трудно. Некоторых бьют. Моего не бьют. Только пугают. Иногда он до подъёма не смыкает глаз. 

Надежда (мягко). Опять жалеешь?

Варя. Жалею. Мы вместе выросли. Вначале – детских дом. Потом – школа интернат. 

Надежа. Всё по накатанной. Потом – тюрьма. 

Варя. Сарказм?

Надежда. Жизнь… Пять пятьсот. Прости, подруга. 

     Варя вынимает деньги. Передает их.

Варя (оправдываясь). И он ко мне с пониманием. Вынимать фильтры из сигарет – муторная штука. В день приема передач, ко мне утром приезжает его друг. Привозит пакет с едой. И сигареты. 

Надежда. Ты сама не собираешь «дачку»? 

Варя (растеряно). Нет. Я лишь отвожу. Вкладываю опись, оформленную на мое имя. И отдаю. 

Надежда (возмущенно). Тебе кто-то объяснил, что именно ты несешь ответственность за содержимое посылки!? Уголовную ответственность!  У тебя же школа за спиной! 

Варя. Интернат. 

Надежда. Посиди  тут. Подумай. Что к чему. А я всё сказала. Мне работать надо. 

   

 Надежда уходит

                                              (Занавес)

   

 Перед занавесом Варя.

 

Варя (в зал). Приёмщица передач работала быстро, и она устала.

 

     Из-за кулисы выходит Люся – девушка из Пскова. Она суетится, нервничает. В руках – фантики от конфет. Из-за кулисы выходит Цыганка. Пыхтя, раскуривает трубку

Варя  (мученически). Не надо. Не курите, пожалуйста. Мы здесь задохнемся. 

       

 Цыганка подходит к Люсе.  Не обращая внимания на Варю, медленно пускает кольца  дыма.

Люся (причитая).  Ой… ой. Что же мне теперь делать?..

Цыганка. Что случилось, Люся из Пскова?

Люся. Зачем с них сняли фантики? Конфеты растаяли. (Брезгливо). Фу. И они будут это есть? Как они будут это есть! 

       

 Цыганка важно подносит ладонь к глазам Люси. Закрыв той глаза, смотрит в сторону Вари.

 

Варя. Что? 

Цыганка. Не поняла? Умом тронулась? 

          Цыганка отходит в сторону.

 

Люся. Я поняла!  

Цыганка (к Люсе). Ты коричневую кашицу да в целлофановый пакет. А пакет через окошко. Они там все едят, поверь. И кашице обрадуются. Твой суженный откроет пакет – и… счастье ему будет. 

Люся (фыркнув). Я выкину конфеты. Я так не могу. 

Цыганка (к Варе). А ты? 

     На сцену из-за кулисы вылетает красная футболка. Гремит голос: «Красную футболку нельзя!»  Цыганка поднимает футболку

Цыганка. Нельзя – так нельзя, гражданин начальник. (Грузно садится на пол. Пыхтит трубкой в зал). 

Цыганка (в зал). Тебя ждет свадьба. И тебя ждет свадьба. (В другую сторону). А ты соединишься со своей судьбой. 

             Варя тихо опускается на пол  рядом с Цыганкой

Варя. Как мне быть?

Цыганка. Чтобы не догадаться, надо быть наивной и простой. А ты не из тех.

              Рядом с Цыганкой пристраивается Люся. 

Люся (в зал). А если это любовь? 

Цыганка (качая головой). Послушайте старую цыганку. Любовь – это материнский долг.  

Варя. Эти чертовы фильтры! (Хлопает себя по лбу).

Цыганка. Зачем я купила  красную футболку? (Мнет футболку). Зачем красную?

      Варя смотрит на цыганку равнодушно

Варя (в зал). Ночью, крадучись на цыпочках, Сережа из спальни мальчиков перебирался в нашу. Так мы спали до утра, обнявшись.

Цыганка. Есть еще время до четырех. В четыре она закроет окно.

 

                На открытом зонте спускается приёмщица передач.  Варя ей что-то передает. Цыганка и Люся уходят за кулису. 

    На сцене – Варя. Из – за кулис выходит Серёжа. Смотрит на Варю.

 

Серёжа. Где ты? Почему не позвонила? (Нежно). Ты заставляешь меня волноваться. 

Варя. Я дома. 

Сережа. Всё приняли? (Взволнованно). Они у тебя всё приняли? 

Варя. Приняли. Лук. Перец. Помидоры. Мясо. 

Сережа. А сигареты? 

Варя. Не приняли. 

Сережа. Куда ты их дела? (Его лицо выражает растерянность). 

Варя. Выкинула по дороге. Подвернулся бачок.

 

        Сережа берется за голову. Рычит. Быстро «приходит в себя». 

Сережа. Спасибо тебе за все, Варя. Век не забуду твою заботу обо мне. Скоро у нас будет свидание! Трое суток вместе! Помнишь, милая? 

Варя (в зал). Мне бы водочки. Выпить. Да забыться…

           Варя уходит за левую кулису. Сережа – за правую.

 

(Занавес)

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

      СЦЕНА 1

     Роскошно обставленная комната. На заднем плане, по обе стороны двери, полукруглые шкафы. В комнату входит хозяйка дома, аккуратная женщина лет сорока. 

 

Хозяйка. Что ж. Пора. Гости скоро подъедут. 

       Подходит к полукруглому шкафу. Открывает. Пересчитывает бутылки. Комната заполняется людьми. Входят «девочки» - Брюнетка, блондинка и рыжеволосая. Хозяйка  критично оглядывает вошедших

Хозяйка (строго к рыжей). Опять голову не помыла?

Рыжая. Не успела. Клиент нудный - занудный. (Марширует). Из бывших. Не расстанусь с комсомолом. Буду вечно молодым. 

Брюнетка (ехидно). Упахалась с номенклатурным. 

Хозяйка. Пожалуйста, без сленга. 

Брюнетка. Два массажа за одну ночь. (Полушепотом). Я слышала! Комнаты – стена к стене. (Смешливо).  Наша Ленка – передовица! 

Хозяйка (поправляя). Лена. А не «Ленка». А для некоторых – Елена Владимировна. (Ходит по комнате). Запомните! Вы – девушки из приличного дома. Они (показывает куда-то в сторону) – интеллигентные люди. Кому не подходят правила этого дома, попрошу выйти на улицу. (Смотрит пристально на блондинку). Там много голодных и холодных. С плакатами стоят. 

Брюнетка (заинтересованно). С какими плакатами?

Хозяйка. С разными. Иду рано утром по Невскому, а мне навстречу обманутые дольщики. 

          Из-за кулис выходят люди. Размахивая руками, кричат: «Мавродия к суду!». Быстро уходят за кулису.

      В комнату входит девушка по имени Ольга, у неё синяк под глазом. 

 

Хозяйка (к Ольге). Что это?

Брюнетка. Издержки производства. 

Хозяйкатрого).  Что произошло? 

Ольга. Мы повздорили. (Возмущенно). Мы так не договаривались! 

Хозяйка. Капризничаешь? Давно ли на разбитом диване сидела, а кругом тебя - двадцать приезжих девок, таких же, как и ты – нечесаных да немытых. Давно ли за копеечку  прыщавых студентиков обслуживала? 

Ольга (оправдываясь). Я не капризничаю. Просто была не готова. 

Хозяйка. А позвонить ты не могла? Я бы все уладила. 

Ольга. Они забрали телефон. 

Хозяйка. Ясно. Зайди к Ивану. Предупреди. У тебя три дня выходных. Книжку почитаешь. (В зал). Мне умные нужны! Маникюр сделаешь. (В зал). Мне чистые нужны!

Ольга (канюча). Пожалуйста! Я могу работать!

Хозяйка. Нет. (Строго). Не можешь. (Примирительно). И скажи Ивану, чтобы и за сегодня выплатил. 

Ольга. Спасибо. (Уходит). 

Хозяйка (к рыжей). Где твоя подружка? 

Рыжая.  На выезде. Ей продлили. Будет через два дня. 

Хозяйка. Итого. Кристина вернется через два дня. Ольга болеет. Три девочки. Два клиента. И не забывайте предлагать спиртное! 

    

       Из-за кулисы выходят мужчины с «барсетками». Подходят к «девочкам». Пристально смотрят. Долго разглядывают «девочек». Уводят за собой брюнетку и рыжеволосую. В комнате остается блондинка и Хозяйка. 

Хозяйка (критично). Что-то в тебе не так. 

Блондинка. Перекраситься? 

Хозяйка. Понимаешь, тебя не хочется прижать к себе. Ты где-то далеко. Может тебя супом накормить? 

Блондинка. Спасибо. Вы, как  мама родная. Не откажусь. 

Хозяйка. У тебя есть дети? 

Блондинка. Да. 

Хозяйка. А муж?

Блондинка. Да. 

Хозяйка. Нам нужно ближе познакомиться. Ты только поступила. Не знаю я тебя… Чем дышишь?  (Задумавшись). Но тебя рекомендовали. 

Блондинка. Элеонора Павловна. 

Хозяйка. Она самая. Своих девочек я хорошо изучила. Сама подобрала их с улицы. Приютила. Накормила. Я в них уверена. Они лишнего никогда не возьмут. 

Блондинка. И я не возьму. 

Хозяйка. Пришло время беречь копейку. Налоги. Ипотека. Как тебя зовут?

 

        Блондинка равнодушно пожимает плечами.

Хозяйка. Будешь Анжелой. Нравится имя?

        Блондинка кивает головой. Хозяйка уходит. Блондина берет стул. Садится боком к зрителю. Из - за кулис выходит Серёжа, он в черной робе, на рукаве нашивка с номером. Он несет стул. Ставит стул напротив блондинки, садится боком к зрителю. 

Блондинка стерично). Ты отдаёшь ей мое свидание! Моё свидание!

Сережа (грубо).  Замолкни, женщина! 

Блондинка. Ты же говорил, что всё шутка! 

Сережа. Знай свое место!

Блондинка. Твоя шутка затянулась!

Сережа.  Идиотка! Ты, что ли, будешь доставлять дурь через забор? 

Блондинка. Как ты так можешь? 

Сережа.  О детях думай, Оксана! 

Блондинка. Я о них думаю! А ты?

Сережа. Я  стараюсь для вас, зарабатываю…

Блондинка (ехидно). Что-то не видно!

Сережа (оправдываясь). Да. В этом месяце не получилось. Она «дурь» по дороге выкинула. «Дачка» пришла пустая. 

Блондинка. Её кто-то надоумил! 

Сережа. Ладно. Переживём. Новую партию привезёт с собой, когда явится на свидание. 

Блондинка, закрыв лицо руками, плачет. Сережа встает. Уходит за кулису. Из-за кулис выходит Варя на каблуках. То и дело спотыкается

Варя (в сторону блондинки). Мамочка — шлюха. 

         Проходит в сторону кулис

Варя (в зал). А я совсем одна. 

                                            (Занавес)

                                         СЦЕНА 2

        Площадь города. В центре площади – палатка. В ней – Варя. В палатке: колготки, чулки, носки, сорочки и халаты. На самом видном месте: матрешки с изображением Путина, кружки с изображением Путина. Раздается топот и звон бубенцов. За сценой свист и вой ветра.  

На сцену выходит мужчина в засаленном пальто. Падает снег.

Варя (в зал). Встреча с ним не была для меня неожиданностью. 

       Мужчина останавливается напротив Вари. Смотрит на неё пристально. Он – тот самый Директор.

   

Варя. Я представляла его богатым, знатным, успешным и сытым.

 

        Мужчина громко сглатывает слюну.

 

Варя. Чего ты хочешь? 

Директор. Чтобы она вернулась.

 

         Варя пожимает плечами

Директор. Мне семьдесят девять. 

          Варя раскрывает кошелек. Директор тотчас отпрянул от денег, как черт от ладана. 

Директор. Ты – ведьма! 

Варя. Вы меня помните? 

Директор. Я всех помню. 

Варя. Зачем пришел? 

         Директор достает платок. Утирается им

Директор. У меня была семья. Дети. Много лет прошло с тех пор… (Рыдает).

Варя (в зал). Слабый человек… 

Директор. Ты сама пустила меня на свою территорию. 

Варя. К черту! Мне было пятнадцать! 

Директор. В том незатейливом маленьком мирке ты почти любила его… Я всё знал. 

Варя. Я любила его! А ты! Вы! (Её губы дрожат). Вы всё испортили! А теперь я не могу иметь детей! (В зал). О том, что происходило за высоким забором, никто из советских счастливых людей и не догадывался!.. (К Директору). То, чем ты занимался со мной, было нормой жизни и поведения. (В зал). И никто из вас не задумывался о наших детородных возможностях в дальнейшем.

 

   Директор пьяно икает.

 

Директор. Не понимаю… 

Варя. Сейчас я научу тебя думать! 

    Запускает в Директора матрёшкой. Тот увертывается. Поднимает матрёшку. Кладёт её в карман

Директор (плаксиво). В пятнадцать лет ты закончила восьмилетку.  Я устроил тебя в техникум. 

Варя (устало). Ты пребывал в состоянии безнаказанности, уверовав в то, что всё сойдет с рук!..

Директор. Я давно один… 

Варя. Она умерла?

Директор. Кто? 

Варя (устало). София. 

Директор (его лицо выражает недоумение). Какая София? 

Варя (удивленно). Обозналась?.. (В зал). Много лет прошло с тех пор. (Директору). Уходите. 

Директор. А как же? Верни мне её, злая старая ведьма!

Варя. Это я старая!? 

Директор. Завтра ты увидишь. А я никогда сюда не вернусь. 

          Директор, прихватив с прилавка кружку, быстро уходит за кулису. Из-за кулисы выходит Цыганка. На ней – цыганский платок. В руках – обезглавленный петух. За сценой – крик жертвенного петуха. Цыганка подходит к Варе. 

Цыганка. Ты принесла?

         Варя ходит взволнованно взад и веред. Цыганка сердито качает головой. Прячет за спиной петуха.

 

Цыганка (приказывает). Волосы! 

          Варя что-то передаёт цыганке. На сцене вспыхивает огонь. Цыганка в огонь бросает волосы. Огонь, вспыхнув ярче, быстро затухает. Цыганка ритмично раскачивается. Роясь в юбках, достает алюминиевую чашу. Шумно бросает ее на пол.  Силой сдавливает горло жертвенного обезглавленного петуха. В чашу льется кровь. 

         Варя закрывает лицо руками. За сценой – крик роженицы, писк младенца. 

Цыганка. Я приведу ее к тебе. (Приказывает). Теперь открой глаза! Что ты видела?

Варя (говорит глухо, словно в трансе). Я бежала за ней. Бежала. Мешали каблуки. 

Цыганка. Ты начнешь жизнь заново. Через четыре месяца. 

Варя. А что мне делать теперь? 

         Цыганка, забирая миску, уходит. Свободной рукой делает повелительный знак рукой. Варя словно просыпается ото сна. 

           За сценой – рождественская музыка. Варя заходит в торговую палатку. Из-за кулис выходит Оксана. Оглядываясь, кого-то ищет. Подходит к Варе. 

Оксана. У нас дети. Маленькие. 

Варя. Причём здесь я?

Оксана. Он боится вам сказать. 

Варя. Вы кто? 

Оксана. Он был таким одиноким. Несчастным. Он страдал. Я приютила его. 

Варя (в зал). Мне бы догадаться. Раньше…

Оксана. Пять лет – достаточный срок, чтобы узнать человека. Так мне казалось. (Плаксиво). У нас дети… Он обещал счастье…

Варя (в зал). Между мужчиной и женщиной идет война. Война не на жизнь… 

Оксана. Отпусти его. 

Варя (зло). Нельзя так любить мужчин! Кто они такие? Учителя по ночам приходили к большим девочкам. Танцы до утра… 

Оксана. Он рассказывал. Я все знаю… 

Варя. Смешная ты… Он не вернется к тебе. Никогда. 

Оксана. Да ты – ведьма!.. 

      Снег густыми хлопьями ложится на сцену. Оксана, оборачиваясь, уходит. 

Варя (в зал). Я заплатила пошлину за право остаться жить. Я научилась летать. Впереди – богатая и счастливая жизнь. Верю…  

    За сценой – звук от настройки телевизора. Звучит новогоднее обращение Президента Путина к стране. 

     Тем  временем от стен отдаляются белые фигуры. Тучные, бесформенные. Танец снежинок. Фигуры исчезают. 

      За сценой слышен звук дождя. Где-то поют птицы. 

Варя (благодушно). Весна!.. Я не думала, что смогу полюбить его. Славного, доброго. Милого, юного. 

      На сцену отпускается туман. Через туман пробирается Варя. Из-за кулис выходит старуха с клюкой. Входит в туман. Натыкается на Варю. 

Старуха. Доченька, подай денежку. 

Варя. Мама?  

     

(Занавес)

Из разреза занавеса выходят люди с плакатами. «Слава Единой России!». «Слава Путину!». «Мы – жертвы ипотеки!». Маршируют. Уходят. 

 
 
 
 

© Все права защищены и пренадлежат Анжелике Сансаре, 2009
Любое копирование материалов и публикаций только с разрешения Анжелики Сансары.

Разработка и продвижение сайта
Дизайн-студия «ABRIS group», 2009 Сайтом управляет HostCMS

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100